Административно правовая защита

Административно-правовые риски при осуществлении медицинской деятельности

Орленко Василий, кандидат юридических наук, доцент, старший юрист ООО «Факультет медицинского права», член международной ассоциации адвокатов (IBA, London).

В настоящее время в России наблюдается существенное развитие частного медицинского сектора. И если в начале 90-х годов на частной форме собственности были основаны лишь отдельные медицинские организации (преимущественно в сфере стоматологии и косметологии), то уже к началу 2010-х годов они составляли около 13% от общего количества амбулаторно-поликлинических и больничных учреждений (причем некоторые из них специализируются в таких достаточно высокотехнологических медицинских отраслях, как скорая медицинская помощь, анестезиология и реаниматология, кардио- и нейрохирургия).

Безусловно, современные российские предприниматели проявляют все больший и больший интерес к медицинскому бизнесу. Однако следует отметить, что платное оказание медицинских услуг сопровождается повышенным вниманием со стороны государственных надзорных органов, равно как и повышенными административно-правовыми рисками, даже в сравнении с другими подлежащими лицензированию видами деятельности.

Риски, связанные с административными штрафами

Административные риски обычно ассоциируются с административно-правовой ответственностью и штрафами, что не вполне точно (о том, в чем именно состоит неточность, будет сказано ниже). Однако для начала действительно следует признать, что ряд нарушений в ходе осуществления медицинской деятельности может привести к наложению административных штрафов.

Например, административные штрафы для медицинских организаций возможны за нарушение установленных законодательством требований к рекламе лекарственных средств, медицинских изделий и медицинских услуг, в том числе методов лечения; нарушение правил в сфере обращения медицинских изделий; невыполнение обязанностей об информировании граждан о получении медицинской помощи в рамках программ государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи; нарушение законодательства о донорстве крови и ее компонентов; нарушение требований законодательства в сфере охраны здоровья при проведении искусственного прерывания беременности и ряд других составов правонарушений.

Отдельно необходимо остановиться на таком специфическом правонарушении, как невыполнение обязанностей о представлении информации о конфликте интересов при осуществлении медицинской деятельности и фармацевтической деятельности (ст. 6.29 Кодекса РФ об административных правонарушениях).

Определение конфликта интересов в медицинском праве имеет определенные отличия от аналогичных терминов, используемых в других отраслях права (корпоративном праве, антикоррупционном законодательстве и т.д.). Так, ч. 1 ст. 75 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» дает дополнительное определение конфликта интересов, применимое исключительно к медицинским работникам. Согласно ему конфликт интересов — ситуация, при которой у медицинского или фармацевтического работника при осуществлении ими профессиональной деятельности возникает личная заинтересованность в получении лично либо через представителя компании материальной выгоды или иного преимущества, которое влияет или может повлиять на надлежащее исполнение ими профессиональных обязанностей вследствие противоречия между личной заинтересованностью медицинского или фармацевтического работника и интересами пациента.

Рецидив по данному правонарушению влечет за собой, кроме штрафа, такую меру административной ответственности, как дисквалификация на срок до шести месяцев (лишение физического лица права осуществлять медицинскую деятельность).

Особое внимание следует обратить на то, что ФЗ N 323 упоминает о личной заинтересованности медицинского работника. Отметим, что данное определение не предусматривает привлечения медицинских работников к административной ответственности, если материальную выгоду получает организация. Таким образом, медицинская организация вправе заключать контракты (в том числе весьма выгодные для себя) с фармацевтическими или иными организациями. При этом в таких договорах недопустимы условия, дающие те или иные выгоды конкретным работникам медицинских организаций (премии главному врачу, «бонусы» лечащим врачам в зависимости от количества выписанных рецептов определенного лекарственного препарата и т.д.).

Большинство проверок по административным нарушениям в сфере медицинской деятельности проводится Росздравнадзором. Им же рассматриваются дела об административных нарушениях и налагаются штрафы (решение о дисквалификации медицинского работника принимается судом).

В связи с этим во время проверок медицинской организации необходимо принимать во внимание, что ее действия, явным образом направленные на создание затруднений при проверках, могут квалифицироваться как отдельные административные нарушения: неповиновение законному распоряжению должностного лица Росздравнадзора, воспрепятствование законной деятельности должностного лица Росздравнадзора, невыполнение в срок законного предписания (постановления, представления, решения), непредставление сведений и/или информации Росздравнадзору и т.д.

Также следует учитывать, что на медицинские услуги распространяется законодательство о защите прав потребителей, в частности Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей», а в случае платных медицинских услуг — Правила о предоставлении платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 13 января 1996 г. N 27 (проверяющий орган — Роспотребнадзор).

В Кодексе РФ об административных правонарушениях (далее — КоАП) также предусмотрены штрафы: за обман потребителей, к которому, в частности, относится и введение потребителей в заблуждение относительно качества услуги; за иные нарушения прав потребителей; за нарушение требований пожарной безопасности и тому подобные правонарушения, которые могут совершаться во время оказания медицинских услуг.

Однако следует отметить, что административные штрафы в большинстве случаев не настолько велики, чтобы представлять серьезную угрозу для деятельности медицинской организации (их размер колеблется от 500 до 500 000 рублей в зависимости от состава административного правонарушения).

Риски, связанные с административным приостановлением деятельности, приостановкой и аннулированием лицензии

Гораздо больший риск представляет такой вид наказания, как административное приостановление деятельности. Согласно ст. 3.12 КоАП административное приостановление деятельности заключается во временном прекращении деятельности юридических лиц, их филиалов, представительств, структурных подразделений, производственных участков, а также эксплуатации агрегатов, объектов, зданий или сооружений, осуществления отдельных видов деятельности (работ), оказания услуг. Административное приостановление деятельности применяется, в частности, в случае: угрозы жизни или здоровью людей; совершения административного правонарушения в области оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров; совершения административного правонарушения, посягающего на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения.

Особое внимание с точки зрения обеспечения юридической безопасности необходимо обратить на необходимость безукоризненного выполнения санитарных правил и норм (далее — СанПиН), поскольку существует ст. 6.3 КоАП, предусматривающая административное приостановление деятельности за нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, выразившееся в нарушении действующих санитарных правил и гигиенических нормативов, невыполнении санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий.

В первую очередь, внимание следует обратить на соблюдение требований СанПиН 2.1.3.2630-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к организациям, осуществляющим медицинскую деятельность», утвержденных Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 18.05.2010 N 58. Так, например, если применяется метод лечения боли, возможный только в условиях операционной, сама операционная (ее площадь, системы вентиляции и т.д.) должна соответствовать требованиям СанПиН.

Другим примером может служить ряд диагностических процедур, осуществляемых с использованием рентгенаппарата. Необходимым условием их реализации является соответствие СанПиН 2.6.1.1192-03 «Гигиенические требования к устройству и эксплуатации рентгеновских аппаратов и проведению рентгенологических исследований» и 2.6.1.2523-09 «Нормы радиационной безопасности». Эти СанПиНы содержат, например, требования к минимальным площадям рентгенопроцедурных и рентгенооперационных (в зависимости от группы заболеваний, при которых проводится рентгенодиагностика, и особенностей рентгеновского аппарата, в первом случае минимальная площадь должна составлять от 6 до 34 кв. м, а во втором — от 8 до 48 кв. м).

Не менее значительным административным риском является риск приостановки и последующего аннулирования лицензии на медицинскую деятельность. Согласно разъяснениям Пленума Верховного Арбитражного Суда России (п. 20 Постановления Пленума ВАС РФ от 2 июня 2004 г. N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях») приостановка (аннулирование) лицензии не является административным наказанием в смысле КоАП РФ, а представляет собой специальную предупредительную меру, непосредственно связанную со спецификой деятельности, при осуществлении которой могут затрагиваться конституционные права и свободы, а также права и законные интересы других лиц.

Тем не менее приостановка (а тем более аннулирование) лицензии несет для медицинской организации гораздо более негативные последствия, чем обычные административные наказания. Как правило, приостановка либо аннулирование лицензии в скором времени приводит к ликвидации (закрытию) медицинской организации, оказавшейся без действующей лицензии.

Согласно ч. 1 ст. 20 Федерального закона от 04.05.2011 N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» действие лицензии приостанавливается лицензирующим органом (в рассматриваемом случае Росздравнадзором) в следующих случаях:

  1. привлечение лицензиата к административной ответственности за неисполнение в установленный срок предписания об устранении грубого нарушения лицензионных требований, выданного лицензирующим органом в порядке, установленном законодательством Российской Федерации;
  2. назначение лицензиату административного наказания в виде административного приостановления деятельности за грубое нарушение лицензионных требований в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Аннулируется лицензия по решению суда на основании рассмотрения заявления лицензирующего органа об аннулировании лицензии. Аннулирование лицензии является крайней мерой в сфере лицензирования отдельных видов деятельности, применяемой судом только после того, как лицензиат уже был привлечен к административной ответственности, понес наказание, но все же не устранил допущенные им нарушения.

С учетом изложенного возникает естественный вопрос: какие нарушения лицензионных требований могут считаться грубыми и, следовательно, несут риски приостановки/аннулирования лицензии?

Согласно п. 6 Положения о лицензировании медицинской деятельности (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра «Сколково»), утвержденного Постановлением Правительства РФ от 16.04.2012 N 291, под грубым нарушением понимается:

  • невыполнение лицензиатом требований, предъявляемых к соискателю лицензии на осуществление медицинской деятельности (включая требования к помещениям, наличию соответствующих медицинских изделий и оборудования, требования к образованию и стажу руководителя и работников, соответствие структуры и штатного расписания установленным требованиям и т.д.);
  • несоблюдение порядков оказания медицинской помощи;
  • несоблюдение установленного порядка осуществления внутреннего контроля качества и безопасности медицинской деятельности;
  • несоблюдение установленного порядка предоставления платных медицинских услуг;
  • несоблюдение правил регистрации операций, связанных с обращением лекарственных средств для медицинского применения, включенных в перечень лекарственных средств, подлежащих предметно-количественному учету;
  • выявление факта отсутствия у специалистов, выполняющих медицинские услуги, повышения квалификации (требуется не реже одного раза в 5 лет).

Особое внимание при рассмотрении административно-правовых рисков принадлежит рискам, связанным с нарушением особой разновидности административно-правовых актов, характерных именно для сферы здравоохранения, в частности таких, как порядки и стандарты оказания медицинской помощи.

Риски, связанные с нарушением порядков оказания медицинской помощи

Как было указано выше, нарушение порядков оказания медицинской помощи рассматривается как грубое нарушение лицензионных требований и может привести к приостановке действия лицензии.

Пункт 2 ч. 1 ст. 79 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» устанавливает обязанность медицинских организаций осуществлять медицинскую деятельность в соответствии с законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, в том числе порядками оказания медицинской помощи, и на основе стандартов медицинской помощи.

Так, например, согласно Порядку оказания медицинской помощи взрослому населению по профилю «анестезиология и реаниматология», утвержденному Приказом Минздрава России от 15.11.2012 N 919н, центр анестезиологии-реанимации создается в медицинских организациях, имеющих в своем составе 2 и более структурных подразделения, оказывающих медицинскую помощь по профилю «анестезиология и реаниматология».

Таким образом, создание центра анестезиологии-реанимации в медицинской организации, не имеющей в своей структуре подразделений, оказывающих медицинскую помощь по профилю «анестезиология и реаниматология», будет являться нарушением Порядка.

Другим примером является то, что Порядком оказания медицинской помощи взрослому населению по профилю «нейрохирургия», утвержденным Приказом Минздрава России от 15.11.2012 N 931н, предусмотрено единственное структурное подразделение медицинской организации, оказывающее медицинскую помощь по профилю «нейрохирургия», — нейрохирургическое отделение. Указанным актом рекомендовано предусматривать в отделении:

  • палату (блок) реанимации и интенсивной терапии;
  • не менее 2 операционных;
  • палаты для больных;
  • палаты ранней реабилитации больных;
  • процедурную;
  • перевязочную.

Таким образом, оказание медицинской помощи по профилю «нейрохирургия» (например, операции на спинном или головном мозге) при наличии одной операционной и палаты для больных и перевязочной будет являться грубейшим нарушением законодательства (так как не хватает еще одной операционной, палаты ранней реабилитации, процедурной, а также блока реанимации и интенсивной терапии).

Еще одним примером может быть то, что согласно п. 7 Порядка оказания медицинской помощи населению по профилю «косметология», утвержденного Приказом Минздравсоцразвития России от 18.04.2012 N 381н, врачи-косметологи в случае выявления доброкачественного новообразования кожи уполномочены произвести его удаление. В то же время согласно п. 8 указанного Порядка при подозрении или выявлении врачом-косметологом злокачественных новообразований кожи пациент направляется в первичный онкологический кабинет (отделение).

Таким образом, если врач-косметолог заподозрил, что у пациента не невус (в просторечии «родимое пятно»), а меланома (злокачественная опухоль), он не имеет права пытаться самостоятельно удалить ее. Если в косметологическом кабинете вместо направления к онкологу обещают «на месте» удалить родинку с признаками малигнизации (озлокачествления), это является нарушением Порядка оказания медицинской помощи, то есть грубым нарушением, за которое может быть приостановлено действие лицензии (а затем аннулирована и сама лицензия).

Риски, связанные с нарушением стандартов оказания медицинской помощи

Несколько сложнее обстоит вопрос с обязательностью соблюдения стандартов оказания медицинской помощи. Формулировка ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» говорит об обязанности медицинских организаций осуществлять медицинскую деятельность не в соответствии со стандартами, а на основе стандартов. Данная норма дает основание некоторым юристам делать вывод о якобы необязательности стандартов.

С таким выводом невозможно согласиться. Во-первых, п. 1 ч. 3 ст. 80 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» устанавливает, что при оказании медицинской помощи в рамках программ государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи оказание медицинских услуг, назначение и применение лекарственных препаратов производится в соответствии со стандартами медицинской помощи. Таким образом, применение стандартов обязательно при оказании медицинской помощи в рамках обязательного медицинского страхования (далее — ОМС).

В то же время в соответствии с ч. 4 ст. 84 названного Закона платные медицинские услуги могут оказываться в полном объеме стандарта медицинской помощи либо по просьбе пациента в виде осуществления отдельных консультаций или медицинских вмешательств, в том числе в объеме, превышающем объем выполняемого стандарта медицинской помощи. Аналогичная норма содержится в п. 10 Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 04.10.2012 N 1006.

Вместе с тем крайне нежелательным следует считать нарушение стандартов даже при оказании платных медицинских услуг. Данная позиция связана с полномочиями Росздравнадзора осуществлять оценку соблюдения стандартов медицинской помощи (в рамках проведения государственного контроля качества и безопасности медицинской деятельности) как в отношении государственных, так и в отношении частных медицинских организаций. В соответствии с ч. 2 ст. 88 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» государственный контроль качества и безопасности медицинской деятельности осуществляется, в частности, путем проведения проверок применения медицинскими организациями порядков оказания медицинской помощи и стандартов медицинской помощи. Практически аналогичная норма содержится и в подп. «в» п. 3 Положения о государственном контроле качества и безопасности медицинской деятельности, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 12.11.2012 N 1152. Кроме того, существует ряд судебных решений, подтверждающих обязательность исполнения стандартов медицинской помощи и для частных медицинских организаций.

Например, в мотивировочной части Постановления Верховного Суда РФ от 08.11.2016 N 308-АД16-14661 по делу N А32-2771/2016 о привлечении ООО «***» к административной ответственности указано на обязанность при оказании гражданину платной медицинской услуги провести «все диагностические мероприятия, предусмотренные стандартом медицинской помощи, применение которого обязательно в силу статьи 37 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

Вместе с тем, осуществив правовой анализ стандартов медицинской помощи, необходимо обратить внимание на такую графу, как «усредненный показатель частоты предоставления». Данный показатель — это вероятность предоставления медицинских услуг или назначения лекарственных препаратов для медицинского применения (медицинских изделий), включенных в стандарт медицинской помощи, которая может принимать значения от 0 до 1, где 1 означает, что данное мероприятие проводится 100% пациентов, соответствующих данной модели, а цифры менее 1 — указанному в стандарте медицинской помощи проценту пациентов, имеющих соответствующие медицинские показания.

С учетом изложенного выше упомянутое решение Верховного Суда РФ не следует понимать буквально. Обязательными для применения являются не все медицинские мероприятия, медицинские услуги и лекарственные препараты, перечисленные в стандарте, а лишь те из них, которые имеют усредненный показатель частоты предоставления, равный единице (то есть применяются не по показаниям, а для 100% пациентов с заболеванием, оказанию помощи при котором посвящен стандарт).

Например, Стандарт скорой медицинской помощи при легочной эмболии, утвержденный Приказом Минздрава России от 20.12.2012 N 1126н, включает в себя такие методы исследования, как регистрация электрокардиограммы, расшифровка, описание и интерпретация данных ЭКГ и экспресс-исследование уровня тропонина в крови. При этом регистрация электрокардиограммы, расшифровка, описание и интерпретация данных ЭКГ обязательны в любом случае, если поставлен или подозревается диагноз легочной эмболии (усредненный показатель частоты предоставления равен 1), в то время как экспресс-исследование уровня тропонина в крови осуществляется в зависимости от показаний на усмотрение медицинского работника, оказывающего помощь (усредненный показатель частоты предоставления 0,2 свидетельствует о том, что данный метод диагностики используется в среднем лишь у 20% пациентов с подозрением на легочную эмболию).

С учетом необходимости обеспечения защиты от административно-правовых рисков для медицинских организаций, работающих с ОМС, рекомендуется не допускать ни малейших отклонений от стандартов, включая его «перевыполнение», то есть применение лечения, не предусмотренного стандартом.

В частности, например, при лечении гипертонической болезни нередко применяется гирудотерапия (лечение медицинской пиявкой и секретом ее слюнных желез). Существуют действующие Методические материалы «Использование метода гирудотерапии в практическом здравоохранении», утвержденные Минздравом России 15.07.2002, включающие гипертоническую болезнь в число показаний для применения гирудотерапии. При оказании медицинской помощи в рамках ОМС (например, в районной поликлинике) гирудотерапия не может применяться, так как не предусмотрена в Стандарте первичной медико-санитарной помощи при первичной артериальной гипертензии (гипертонической болезни), утвержденном Приказом Минздрава России от 09.11.2012 N 708н.

Однако при лечении той же гипертонической болезни в частной поликлинике (вне рамок ОМС) гирудотерапия может быть проведена (она расценивается как медицинская услуга, превышающая объем выполняемого стандарта медицинской помощи, что разрешено для платных медицинских услуг).

Вместе с тем при оказании платных медицинских услуг допускаются не любые отступления от стандартов, а лишь те, которые относятся к объему оказываемых медицинских услуг. Отступления от требований к условиям проведения медицинских вмешательств не допускаются.

Так, например, лечение в поликлинике (даже в частной, в качестве платной услуги) субарахноидального или внутримозгового кровоизлияния будет нарушением, так как согласно Стандарту специализированной медицинской помощи при субарахноидальных и внутримозговых кровоизлияниях данное заболевание лечится исключительно стационарно, а следовательно, попытка его амбулаторного лечения (в поликлинике) — прямое нарушение Стандарта.

Выводы

Таким образом, административно-правовые риски в медицинской деятельности очень обширны и не ограничиваются одним риском наложения административных штрафов (хотя он также присутствует). Медицинская специфика обусловливает значительное количество административно-правовых актов (в том числе порядков и стандартов оказания медицинской помощи), которые обязательны для юридических и физических лиц, осуществляющих медицинскую деятельность. Из-за обилия медицинских терминов данные акты могут оказаться сложными для восприятия большинства юристов (что, в частности, порождает сложности во время административного либо судебного производства), однако их несоблюдение несет риски приостановки действия лицензии на медицинскую деятельность и ее последующего аннулирования.

Заканчивая краткий анализ некоторых административно-правовых рисков, проведенный в данной статье, также отметим, что деятельность в сфере оказания медицинских услуг не ограничивается рассмотренными рисками. Так, очень многие медицинские услуги требуют применения лекарственных препаратов (а к ним относятся не только лекарственные средства, направленные на непосредственно излечение заболеваний, но и, например, препараты для местной анестезии), что означает наличие рисков, связанных не только с медицинской, но и фармацевтической деятельностью. Указанное вынуждает принимать во внимание отдельный массив нормативно-правовых актов, относящихся к фармацевтическому праву (включая регулирование оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров). Ограничения, связанные с объемом данной статьи, не позволяют подробно рассмотреть особенности рисков, связанных с применением лекарственных препаратов, однако они, как и ряд других вопросов, относящихся к административно-правовым аспектам осуществления медицинской деятельности, могут быть рассмотрены в последующих статьях. Затронутые проблемы, как и общее направление изучения медицинского права в контексте российской юриспруденции, безусловно, необычайно актуальны сегодня и предполагают продолжение правовых исследований.

Административно-правовая защита прав. Административная жалоба

Конституция РФ ст. 33 и 45 установила, что граждане России имеют право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные заявления в государственные органы и органы местного самоуправления. Ежегодно в государственные и общественные организации поступают миллионы обращений граждан.

Защита прав в административном порядке осуществляется в форме обжалования решений и действий. Применение административного порядка требует, чтобы инстанция, куда обращаются за защитой, являлась вышестоящей, т.е. обладала в отношении нижестоящей инстанции, на которую подается жалоба, административными полномочиями.

Причем судебная и административная формы защиты, если иное не установлено законом, могут быть использованы одновременно. В таком случае решения вышестоящих органов об отказе в удовлетворении жалоб оцениваются судами наряду с другими документами, имеющимися в деле.

Однако в законе может быть установлено, что в случае, если жалоба поступила в суд и в вышестоящий орган, жалобу рассматривает суд (например, ч. 2 ст. 30.1 КоАП РФ) или рассмотрение жалобы, поданной в административном порядке, приостанавливается. Так, например, принятие судом к рассмотрению заявления об оспаривании постановления, действий (бездействия) должностного лица службы судебных приставов приостанавливает рассмотрение жалобы, поданной в порядке подчиненности (ч. 2 ст. 126 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Кроме того, законом может предусматриваться обязательное досудебное рассмотрение жалобы в административном порядке. Например п. 5 ст. 101.2 НК РФ предусматривает, что решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения может быть обжаловано в судебном порядке только после обжалования этого решения в вышестоящем налоговом органе.

Административные жалобы – жалобы, направляемые в исполнительные органы власти в порядке административной подчиненности. По правовым признакам принято различать общую и специальную административные жалобы.

Порядок рассмотрения общих жалоб регулируется Федеральным законом от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».

Основания и порядок производства по специальным жалобам регулируются нормами, содержащимися в Дисциплинарном уставе Вооруженных Сил Российской Федерации (утвержденном Указом Президента РФ от 10.11.2007 № 1495), КоАП РФ, Федеральном законе от 27.11.2010 № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации», НК РФ и некоторых других актах.

В соответствии со ст. 33 Конституции РФ «граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления». Законодательные акты, регулирующие правовое положение иностранцев и лиц без гражданства на территории РФ, гарантируют им право обжалования по вопросам, связанным с нарушением их субъективных прав и интересов.

В ст. 9 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» закреплено, что обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, подлежит обязательному рассмотрению.

Существуют две официально установленные формы жалобы – устная и письменная (в том числе в форме электронного документа). И та и другая обладают одинаковой силой.

Статья 7 указанного Закона закрепляет требования к письменному обращению. В своем обращении гражданин в обязательном порядке указывает наименование государственного органа (органа местного самоуправления), куда направлено письменное обращение, или фамилию, имя, отчество, либо должность соответствующего лица, а также свои фамилию, имя, отчество (последнее – при наличии), почтовый (электронный) адрес, по которому должны быть направлены ответ, уведомление о переадресации обращения, излагает суть предложения, заявления или жалобы, ставит личную подпись и дату. Полнота изложений информации является необходимым условием ее эффективного рассмотрения.

Любая жалоба обязательно регистрируется. Это позволяет обеспечить контроль за ее прохождением и рассмотрением. После регистрации жалоба передается должностному лицу, которое должно определить, будет ли она разрешена в данном органе или нет. При ее передаче в другую инстанцию гражданин ставится об этом в известность. Согласно ч. 6 ст. 8 Закона «запрещается направлять жалобы граждан на рассмотрение в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу, решение или действие (бездействие) которых обжалуется». Однако это положение часто нарушается.

Проверка жалобы является наиболее ответственной стадией всего производства. Компетентный орган обязан организовать объективное рассмотрение дела. Он должен обеспечить активное участие всех заинтересованных лиц. Установление истины возлагается на государственные органы, рассматривающие жалобу, или на того, кому передана предварительная проверка.

После окончания проверочных действий составляется письменное заключение. Оно передается должностному лицу, уполномоченному принимать решение по жалобе, вместе с другими материалами дела. Значение этой стадии трудно переоценить. От содержания решения зависит, будут ли требования гражданина удовлетворены полностью, частично или отклонены.

Независимо от того, кому была поручена проверка всей жалобы, решение по ней принимается властным волеизъявлением руководителя соответствующей структуры, либо ответственным должностным лицом, уполномоченным на то приказом или распоряжением руководителя.

Важным процессуальным моментом являются сроки рассмотрения, предусмотренные ст. 12 указанного выше Закона. По общему правилу он составляет 30 дней с момента регистрации, но может быть продлен в исключительных случаях до 30 дней.

Специальная жалоба характеризуется следующими признаками:

  • 1) наличие специальных норм, устанавливающих особый порядок ее рассмотрения;
  • 2) специальные основания для обжалования, прямо названные в законе (например, постановление об административном правонарушении);
  • 3) четкое определение субъектов права, признание таковыми лишь определенных, лично заинтересованных в деле лиц и их законных представителей. Специальная жалоба подается только лицом, привлеченным к ответственности, потерпевшим или его адвокатом или представителем. Общая жалоба – любым гражданином;
  • 4) составление жалобы обязательно в письменной форме, с наличием адресатов (ст. 30.2 КоАП РФ);
  • 5) специальные сроки подачи. Специальная жалоба должна быть направлена адресату в определенный срок – 10 дней со дня вынесения постановления;
  • 6) если специальная жалоба подается через орган, вынесший постановление, он обязан в течение трех суток направить ее вместе с делом по подведомственности (ст. 30.2 КоАП РФ);
  • 7) процедурные особенности в производстве по конкретным видам жалоб. При подаче в установленный срок специальной жалобы исполнение постановления о наложении административного взыскания может быть приостановлено. Обращение с общей жалобой таких последствий не влечет;
  • 8) специальные, более сжатые сроки рассмотрения. Она рассматривается уполномоченным на то органом в 10-дневный срок. По некоторым делам установлены более сжатые сроки от 5 дней до 1 дня (ч. 2–3 ст. 30.5 КоАП РФ), в других случаях срок может быть больше (ст. 40 Федерального закона от 27.11.2010 № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации»);
  • 9) адресатами специальной жалобы являются вышестоящие органы или суд.

Право на административную защиту таких жизненно важных интересов человека, как жизнь и здоровье, свобода и собственность, является неотъемлемым атрибутом любого гражданского общества. Государство является регулятором реализации прав граждан. То есть именно государство легализует любое право, формирует его и уточняет объемы, закрепляет методы и процедуру его реализации.

В том случае, если нормами права закреплено правомочие гражданина, но оно не обеспечено мерами защиты, то оно декларативно и не имеет под собой серьезного основания. Формирование скоординированной системы личных гарантий гражданина является непременным условием существования любого правового государства.

Условно можно говорить о двух направлениях юридической административной защиты прав личности.

Первое направление связанно с защитой личности от неправомерных действий граждан или юридических лиц. Второе направление связано с защитой от неправомерных действий участников публичной власти. Главными методами защиты прав и интересов физических лиц от злоупотребления властью, от бюрократизма и иных аномальных явлений в деятельности любого органа, имеющего власть — это его правомерные действия. К таким действиям можно отнести формирование и деятельность муниципальных органов, куда входит работа судебных органов, полиции и прокуратуры. Их важнейшая цель – охрана законности в обществе и правопорядок.

Кроме того, к рассматриваемым средствам защиты можно отнести и активную жизненную позицию самих граждан, которые пользуются своими правами. Также, необходимо функционирование в любом государстве независимых от него институтов гражданского общества. Они должны оказывать посильную помощь человеку. В этих целях любое правовое государство содействует в образовании адвокатур или обществ защиты прав потребителей, СМИ, партий-оппозиционеров. Следует отметить, что в защите граждан от неправомерных действий администраций частного, муниципального или государственного уровня, огромная роль принадлежит именно названной в статье отрасли права.

Отдельно отметим право гражданина на процессуальную защиту. Административное право подробно регламентирует порядок обращения физического лица за защитой. В реальности все способы и методы защиты прав переплетены между собой. Гражданин может защитить свои права самолично, так и через своего представителя.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *