Ответственность взыскателя за излишнее взыскание

Статьи: Об ответственности взыскателя за излишнее взыскание.

В предлагаемой статье рассматривается проблема ответственности взыскателя в исполнительном производстве в случае, если он умышленно обратил взыскание на большую сумму, чем предусмотрено последним выданным исполнительным листом.

В отношениях исполнительного производства может возникнуть следующая ситуация. У взыскателя (физического или юридического лица) имеется исполнительный лист на определенную сумму; он осуществляет или не осуществляет взыскание, а затем по каким-то причинам суд уменьшает размер суммы денежных средств, подлежащей взысканию и, соответственно, выдает новый исполнительный лист. Взыскатель продолжает осуществлять взыскание с должника первоначальной суммы, полагая, в частности, что такой порядок справедливее и ответственности за эти действия не последует. В качестве примера можно привести изменение судом размера алиментов на ребенка на основании статей 81, 119 Семейного Кодекса РФ – в случае изменения материального или семейного положения должника (например, появления у него второго ребенка). Если взыскатель в этом случае будет продолжать обращать взыскание по старому исполнительному листу – не направит новый лист приставу или организации-работодателю должника – то ответственность за эти действия все же может наступить.

Необходимо отметить, что должник в любом случае знает о состоявшихся решениях суда, в том числе и о последнем, которое устанавливает меньшую сумму взыскания. Соответственно, при взыскании прежней суммы, должник будет понимать, что, например, размер удержания из его заработной платы (в случае с алиментами) завышен и противоречит вступившему в силу решению суда. Он будет вынужден обратиться в службу судебных приставов с заявлением об изменении порядка взыскания и о прекращении исполнительного производства, приложив решение суда, выданное ему как стороне по делу. Пристав-исполнитель в случае изменения размера алиментов судом обязан прекратить производство (п.1 ч.2 ст. 43 ФЗ «Об исполнительном производстве»), поскольку судом принимается акт о прекращении исполнения выданного им исполнительного листа (см., например, Определение Московского городского суда от 25.02.2013 N 4г/7-1150/13 и др.). Итак, поскольку оригинал нового исполнительного листа судебному приставу не поступил, это препятствует возбуждению нового производства, в котором заинтересован сам взыскатель, независимо от размера суммы.

Ничто не мешает взыскателю подать новый исполнительный лист и инициировать новое исполнительное производство; более того, даже получив заявление от должника о том, что взыскатель намеренно не предоставляет новый исполнительный лист, сам судебный пристав-исполнитель не вправе применить никакой ответственности, поскольку никаких мер административной ответственности в ФЗ «Об исполнительном производстве» не установлено. В ч.2 ст. 69 Закона указано лишь, что взыскание на имущество должника, в том числе на денежные средства, обращается в размере задолженности, то есть в размере, необходимом для исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе. Кроме того, статья 113 закрепляет возможность уголовной и административной ответственности за нарушение законодательства об исполнительном производстве. Однако поскольку прямого нарушения правильности взыскания сам взыскатель не производит (правильное взыскание – это обязанность судебного пристава-исполнителя), административная ответственность — статья 17.14 Кодекса об административных правонарушениях и другие составы КоАПа – в отношении взыскателя не применяются. Уголовная ответственность за нарушение исполнительного производства установлена в отношении представителя власти и государственного служащего, органа местного самоуправления (статья 315 УК РФ), и в данном случае именно этот состав также неприменим.

Однако уголовная ответственность в такой ситуации может наступить за мошеннические действия. В 2012 году в Уголовный Кодекс РФ были внесены изменения: к составу мошенничества добавлены еще 6 специальных составов, выделенных в отдельные статьи. В их числе и мошенничество при получении выплат, предусмотренное статьей 159.2 УК РФ. Еще применительно к единому составу мошенничества в ранее действовавшей редакции УК Пленум Верховного Суда РФ высказал позицию об этом в виде мошенничества в пункте 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51. Мошенническими признаются действия, состоящие в получении социальных выплат и пособий, иных денежных выплат, в том числе, путем умолчания о прекращении оснований для получения указанных выплат. Таким образом, несмотря на безусловную важность и социальный характер алиментных отношений, мошеннические действия не допускаются и влекут уголовное наказание в виде: штрафа (в размере до 120 000 рублей или в размере заработной платы/иного дохода за период до одного года), либо обязательных работ, либо исправительных работ, либо ограничения свободы на срок до двух лет, либо принудительных работ на срок до двух лет, либо ареста на срок до четырех месяцев. Более жесткие санкции установлены для совершения данного преступления в крупном (стоимость полученного более 250 000 рублей) и особо крупном (более одного миллиона рублей) размере. Привлечение к уголовной ответственности возможно при подаче должником заявления правоохранительные органы (теоретически сообщить о преступлении может и судебный пристав-исполнитель).

За тот период, пока исполнительное производство по старым исполнительным листам не было прекращено, и взыскатель продолжал получать денежные средства в прежнем размере, эти средства составили неосновательное обогащение взыскателя, следовательно, к нему могут быть применены меры гражданско-правовой ответственности.

Согласно статье 1102 Гражданского Кодекса Российской Федерации, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение). В описанном примере взыскатель не имел оснований взыскивать прежний размер алиментов с момента вступления в силу судебного решения, уменьшающего размер алиментов. Правда, есть указание пункта 3 статьи 1109 ГК РФ о том, что алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки не подлежат возврату. В данном случае это положение не будет применяться, поскольку налицо недобросовестность взыскателя. Но истцу (должнику) в данном судебном процессе нужно будет доказывать намерение взыскателя получить эту выгоду, то есть его недобросовестность.

Таким образом, подлежит возврату сумма неосновательного обогащения (ст. 1104 ГК РФ); кроме того, в качестве общей меры с недобросовестного взыскателя могут быть взысканы убытки – упущенная выгода должника от использования неосновательно полученных взыскателем денежных средств. Наконец, согласно части 2 статьи 1107 ГК РФ, на сумму неосновательного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств (то есть, в данном случае с момента поступления очередного платежа от должника после вступления нового судебного решения в силу). Соответственно, чем выше неосновательно полученная взыскателем сумма и чем больше период ее удержания, тем больше сумма процентов. Кроме того, с проигравшей стороны взыскивается уплаченная истцом государственная пошлина.

В целом, необходимо отметить, что в описанной ситуации при уменьшении размера подлежащих выплате алиментов или в аналогичных случаях, очевидная на первый взгляд выгода для взыскателя может обернуться против него. Не стоит нарушать требования закона, не предоставляя исполнительный документ с меньшей суммой взыскания, поскольку вторая сторона, затратив силы на установление этого уменьшения в судебном порядке, вероятнее всего, с полным правом инициирует еще один процесс по взысканию этих сумм. Это означает, помимо обозначенной ответственности, затраты времени на судебное разбирательство и еще более сильное ухудшение отношений с другой стороной. Кроме того, действия взыскателя могут быть признаны мошенничеством, вследствие чего возможна и уголовная ответственность.

НОВЫЕ ПОЗИЦИИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ О ВЗЫСКАНИИ УБЫТКОВ, ПРИЧИНЕННЫХ СУДЕБНЫМ ПРИСТАВОМ — ИСПОЛНИТЕЛЕМ.

На нашем сайте мы подробно рассматривали механизм взыскания убытков с казны Российской Федерации, причиненных незаконными действиями (бездействием) судебных приставов — исполнителей.

Верховный Суд РФ по делу № 5-КГ 16-37 изложил новые позиции, которые важны при защите кредитора в исполнительном производстве.

В моей практике неоднократно были случаи, когда приставы умышленно выносили различные постановления, которые в дальнейшем арбитражный суд признавал их незаконными и недействительными. Суды отказали во взыскании убытков в размере около 8 млн. рублей. Верховный Суд РФ отменил судебные акты нижестоящих судов, и изложил новые правовые позиции, которые могут быть использованы в исковых заявлениях.

Адвокат, Александр Ватолин.

Ниже приводится текст решения Верховного Суда РФ.

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 5-КГ 16-37

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

26 апреля 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В., судей Романовского С.В. и Киселёва А.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Пантелеева к Российской Федерации в лице Федеральной службы

по кассационной жалобе Пантелеева Мещанского районного суда г. Москвы от 9 апреля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 июля 2015 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения Пантелеева А.В. и его представителя Пичугиной И.Н., просившей жалобу удовлетворить, представителей ФССП России Богобиева А.А. и Чухиной А.А., Управления ФССП России по Москве Ушаковой И.С., представителя Минфина России Смирновой А.А., просивших в удовлетворении жалобы отказать,

установила:

Истец обратился в Мещанский районный суд г. Москвы с иском к Российской Федерации в лице ФССП России о взыскании денежных средств.

В обоснование исковых требований указал, что 26 июня 2013 г. судебным приставом-исполнителем Преображенского РОСП УФССП России по Москве возбуждено исполнительное производство о взыскании с Ляховецкого В.В. в пользу Пантелеева А.В. суммы задолженности в размере 21 005 906 рублей.

26 ноября 2013 г. в Преображенский РОСП УФССП России по Москве истцом было подано ходатайство о наложении ареста на имущество должника, находящееся в общей совместной собственности его и супруги, которое не было рассмотрено судебным приставом-исполнителем, и арест не был наложен.

  • декабря 2013 г. Ляховецкая С.Е. продала указанное имущество третьему лицу, заключив договор купли-продажи.
  • декабря 2013 г. Ляховецкий В.В. и Ляховецкая С.Е. заключили договор о разделе общего имущества супругов, согласно которому Ляховецкий В.В. передал все имущество, приобретенное супругами во время брака, в личную собственность бывшей супруги.

Решением Преображенского районного суда г. Москвы от 2 апреля

  • г. действия судебного пристава-исполнителя Преображенского РОСП УФССП России по г. Москве Ушаковой И.С. в части неналожения ареста на общее имущество супругов и непринятия мер к получению сведений о правах супруги должника на недвижимое имущество на территории Московской области признаны незаконными.

Истец ссылался на то, что бездействие судебного пристава- исполнителя, который не наложил арест на общее имущество супругов, впоследствии отчужденное третьему лицу, привело к невозможности исполнения решения суда о взыскании с должника денежных средств в размере стоимости указанного имущества, в связи с чем просил суд взыскать с ответчика причиненный ему ущерб в размере стоимости доли должника в данном имуществе — 8 140 222 рубля 84 копейки.

Решением Мещанского районного суда г. Москвы от 9 апреля 2015 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 июля

  • г., в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе Пантелеев А.В. просит отменить названные судебные акты.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 28 марта 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судами установлено, что 26 июня 2013 г. судебным приставом- исполнителем Преображенского РОСП УФССП России по Москве возбуждено исполнительное производство в отношении должника Ляховецкого В.В. в пользу взыскателя Пантелеева А.В.

12 июля 2011 г. брак между Ляховецким В.В. и Ляховецкой С.Е. расторгнут.

  • декабря 2013 г. Ляховецкая С.Е. продала по договору купли- продажи Лебеденко Г.Н. 1/3 доли в праве собственности на жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу:
  • декабря 2013 г. нотариально удостоверен договор о разделе общего

имущества между Ляховецкой С.Е. и Ляховецким В.В., согласно которому Ляховецкой С.Е. в личную собственность перешел земельный участок с жилым домом, а также автомобиль .

Согласно отчету об оценке от 18 марта 2015 г. рыночная стоимость жилого дома составляет 29 808 433 рубля 74 копейки, рыночная стоимость земельного участка составляет 5 604 301 рубль 10 копеек.

20 марта 2014 г. Щелковским городским судом Московской области по гражданскому делу № по иску Пантелеева А.В. к

Ляховецкому В.В., Ляховецкой С.Е., Лебеденко Г.Н. о признании недействительным договора о разделе общего имущества от 26 декабря 2013 г., договора купли-продажи недвижимого имущества от 25 декабря

  • г., о выделе доли супруга-должника из совместного нажитого имущества супругов, об обращении взыскания на имущество должника принято решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано. Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 23 июня 2014 г. решение оставлено без изменения.

Решением Преображенского районного суда г. Москвы от 2 апреля

  • г., оставленным без изменения определением Московского городского суда от 12 ноября 2014 г., действия судебного пристава-исполнителя Преображенского РОСП УФССП России по г. Москве Ушаковой И.С. в части неналожения ареста на общее имущество супругов и непринятия мер к получению сведений о правах супруги должника на недвижимое имущество на территории Московской области признаны незаконными.

Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции указал на то, что признание незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя не может являться безусловным основанием для взыскания в пользу истца убытков в размере денежных средств, подлежащих взысканию по исполнительному документу. При этом суд исходил из того, что Ляховецкий В.В. имеет доход в виде заработной платы, исполнительное производство не окончено, а потому возможность взыскания денежных средств не утрачена.

Также суд первой инстанции указал на то, что для обращения взыскания на долю супруга-должника в общем имуществе сначала требовалось произвести выдел этой доли, что не входило в обязанности судебного пристава-исполнителя.

Суд второй инстанции поддержал позицию суда первой инстанции.

С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 16 Гражданского кодекса Российской Федерации убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

Согласно статье 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

В силу пункта 3 статьи 19 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах» ущерб, причиненный судебным приставом гражданам и организациям, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации.

По смыслу приведенных выше правовых норм для наступления ответственности за причинение вреда, в частности, в виде возмещения убытков, причиненных бездействием судебного пристава-исполнителя по исполнению исполнительного документа, необходима совокупность следующих условий: наступление вреда, противоправное поведение

причинителя вреда (действие или бездействие), причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом, вина причинителя вреда.

Указанное имущество отчуждено третьим лицам 25 декабря 2013 г., а 26 декабря 2013 г. между бывшими супругами Ляховецкими заключен договор о разделе их общего имущества, согласно которому данная недвижимость перешла в личную собственной Ляховецкой С.Е. Сделки привели к невозможности обращения взыскания на часть имущества, принадлежащую должнику, что было установлено вступившим в законную силу решением Щелковского городского суда Московской области от 20 марта 2014 г.

До совершения данных сделок, а именно 26 ноября 2013 г., Пантелеев А.В. обратился к судебному приставу с заявлением о наложении ареста на недвижимое имущество по вышеуказанному адресу, однако его заявление не было рассмотрено приставом и арест не был наложен. Такое бездействие судебного пристава-исполнителя было признано незаконным решением Преображенского районного суда г. Москвы от 2 апреля 2014 г.

В исковом заявлении истец указал, что отсутствие ареста на имущество должника привело к возможности вывода 1/3 доли жилого дома по указанному выше адресу из имущественной массы, на которую могло быть обращено взыскание, в связи с чем им и другими кредиторами не получены денежные средства, которые могли были быть выручены при реализации имущества должника.

Однако судом апелляционной инстанции совокупность данных обстоятельств не исследована, ей не дана надлежащая оценка, в частности не было установлено, возможно ли было обратить взыскание на имущество, находившиеся в общей совместной собственности Ляховецких, если бы на него был наложен арест и оно не было отчуждено третьим лицам.

Делая вывод о том, что для обращения взыскания на долю супруга- должника в общем имуществе сначала требовалось произвести выдел этой доли, что не входило в обязанности судебного пристава-исполнителя, суд не учел, что наложение ареста на общее совместное имущество супругов могло быть произведено независимо от того, кто из них являлся титульным владельцем имущества, а также имея в виду то, что арест обеспечивал невозможность выбытия имущества из собственности супругов и гарантировал возможность дальнейшего его раздела.

Таким образом, суд апелляционной инстанции не установил, имелась ли причинно-следственная связь между бездействием судебного пристава- исполнителя и неполучением истцом удовлетворения из имущества, которое Ляховецкой С.Е. было отчуждено третьим лицам.

Также суд не учел, что само по себе продолжение исполнительного производства не является препятствием для возмещения убытков, причиненных взыскателю действием (бездействием) судебного пристава- исполнителя. Суду надлежало установить, имеется ли иное имущество, обращение взыскания на которое позволило бы в разумный срок удовлетворить требования взыскателей, в частности отвечает ли таким требованиям получаемая должником зарплата. При этом обязанность по доказыванию наличия такого имущества возлагается на судебного пристава- исполнителя.

При таких обстоятельствах апелляционное определение подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 июля 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий

Судьи

Источник: официальный сайт Верховного Суда РФ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *