Специалист в суде

В современном арбитражном процессе, построенном на принципах состязательности и процессуального равноправия сторон, большое значение приобретают проблемы доказывания и доказательств. В свою очередь, заключение эксперта как одно из средств доказывания используется весьма широко в связи с расширением технических и методологических возможностей экспертизы. Но для получения «доброкачественного» заключения, отвечающего требованиям допустимости, достоверности и полноты, исследование должно проводить лицо, обладающее специальными познаниями и соответствующей квалификацией, – эксперт. Именно поэтому фигуре эксперта, его статусу и профессиональным качествам придается особое значение.

Мария ЧЕРНОВА

Эксперт эксперту — рознь?

Вопросы правового положения эксперта регулируются нормами АПК, Федеральным законом от 31.05.2001г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (в ред. от 05.02.2007), а также Постановлением Пленума ВАС от 20.12.2006 № 66 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе». Такое двоякое правовое регулирование объясняется закрепленной процессуальным законом возможностью проведения исследования как экспертом государственного судебно-экспертного учреждения, так и иным лицом, обладающим специальными знаниями (он может быть работником негосударственного экспертного учреждения или частнопрактикующим экспертом).

📌 Реклама Отключить

Например, ч. 1 ст. 55 АПК признает экспертом в арбитражном суде лицо, обладающее специальными знаниями по касающимся рассматриваемого дела вопросам и назначенное судом для дачи заключения. Статья 12 Закона № 73-ФЗ содержит определение государственного судебного эксперта: «Им является аттестованный работник государственного судебно-экспертного учреждения, производящий судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей». Очевидно, что приведенные понятия не тождественны и области их применения различны. В связи с этим возникает вопрос о правом статусе государственного эксперта и иного (стороннего, независимого) эксперта.

Нормы АПК РФ, посвященные назначению и проведению судебной экспертизы, регулируют процессуальные правоотношения, в которые вступает эксперт, принимая соответствующее поручение суда. При этом не имеет значения, является ли эксперт государственным, работником негосударственной экспертной организации или ведет частную практику.

📌 Реклама Отключить

В отличие от АПК РФ сфера действия Закона № 73-ФЗ ограничена ситуацией, когда суд поручает проведение исследования государственному эксперту (работнику государственного судебно-экспертного учреждения). В этом случае процессуальные отношения эксперта с судом на начальном этапе опосредованы. Указанный в определении суда эксперт принимает поручение на производство экспертного исследования исключительно от руководителя соответствующего учреждения (ст. 14, 16 Закона № 73-ФЗ (с последующими изменениями и дополнениями); ч. 1 ст. 83 АПК РФ).

Определяя статус государственного эксперта в ст. 16, 17, Закон № 73-ФЗ подчеркивает, что эксперт также имеет права и несет обязанности, предусмотренные соответствующим процессуальным законодательством. То есть государственный эксперт, привлеченный для производства экспертизы по арбитражному делу, в своей деятельности в рамках процесса попадает под действие норм АПК РФ и Закона № 73-ФЗ. Однако необходимо подчеркнуть, что рассматриваемый Закон, частично регламентируя процессуальный статус государственного эксперта (положения ст. 16, 17 Закона, по сути, дублируют нормы, содержащиеся в ст. 55 АПК РФ), имеет главной задачей определение правовой основы, принципы организации и деятельности государственных судебно-экспертных учреждений.

📌 Реклама Отключить

Таким образом, круг прав и обязанностей эксперта в арбитражном процессе в целом един для государственных судебных экспертов и иных лиц, обладающих специальными знаниями и привлеченных арбитражным судом для дачи заключения.

Компетентен, независим, беспристрастен

Наряду с правами и обязанностями государственного эксперта Закон № 73-ФЗ в одноименной ст. 4 определяет принципы государственной судебно-экспертной деятельности. Среди них названы следующие принципы: независимости, объективности, всесторонности и полноты исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники.

Как отмечалось выше, действие этого Закона распространяется лишь на государственных экспертов (сотрудников государственных судебно-экспертных учреждений). С другой стороны, анализ положений АПК позволяет установить, что несоблюдение принципов независимости и беспристрастности служит основанием для отвода эксперта (ст. 21, 23 АПК). Кроме того, последними разъяснениями Пленума ВАС (п. 2—3 Постановления Пленума ВАС от 20.12.2006 № 66) установлен паритет процедуры назначения и проведения экспертизы с привлечением государственных и иных экспертов. В связи с этим видится рациональным применение указанных Законом № 73-ФЗ принципов к деятельности иных лиц, привлеченных в качестве экспертов.

📌 Реклама Отключить

Теория на основе принципов государственной экспертной деятельности выделяет ряд требований, которые предъявляются к лицу, привлекаемому в качестве эксперта:

—компетентность, то есть владение специальными знаниями (иметь соответствующее образование и опыт работы);

—независимость: не находиться (в настоящее время или ранее) в служебной или иной зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела; в родстве или свойстве с кем-либо из заинтересованных лиц;

— беспристрастность: отсутствие личной (прямой или косвенной) заинтересованности в исходе дела, а также иных обстоятельств, ставящих под сомнение объективность эксперта.

Как отмечалось выше, несоответствие одному из этих требований служит основанием для отвода эксперта, поэтому суд, рассматривая вопрос о назначении экспертизы, обязан проверить наличие таких оснований. Порядок проверки четко не регламентирован, однако существует практика представления в суд сведений о кандидатуре эксперта. Лица, участвующие в деле, реализуя свое право предлагать кандидатуры экспертов (ч. 3 ст. 82 АПК), вместе с ходатайством представляют в суд сведения об образовании, специализации и стаже работы указанных ими лиц. Если же представленных данных оказалось недостаточно, пробел может быть восполнен в порядке направления запроса в экспертное учреждение о возможности проведения исследования, его стоимости, сроках и личности эксперта. Такая процедура вменена в обязанности суда указанным Постановлением Пленума ВАС (п. 4).

📌 Реклама Отключить

В отличие от требований компетентности проверка эксперта на предмет его независимости и беспристрастности представляет большую сложность для суда. В этом случае лица, участвующие в деле, должны самостоятельно отслеживать наличие таких обстоятельств и указывать на них суду. Практика по этому вопросу очень богата.

В частности, при рассмотрении Арбитражным судом г. Москвы дела № А40-31995/05-27-132 по заявлению к ФГУ «Палата по патентным спорам» (ФГУ «ППС Роспатента»), Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент) о признании недействительным решения ППС, отводы экспертам были заявлены три раза. Во всех случаях основанием к отводу эксперта было предположение о том, что он находится или ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя (п. 6 ч. 1 ст. 21 АПК РФ). Например, эксперт Д. (как следует из письма-согласия) в 80-е годы являлся сотрудником ВНИИ, подведомственного в те годы Роспатенту (ответчику по делу). Суд отклонил ходатайство в связи с давностью приведенного факта и отсутствием к настоящему времени оснований к отводу, предусмотренных п. 6 ч. 1 ст. 21 АПК. Заявитель указал, что эксперт В. (по информации сайта Интернет) консультирует организации, входящие наряду с третьим лицом по этому делу в состав другого юридического лица (не привлеченного в процесс), в чем видится прямая зависимость В. от указанного третьего лица. Ходатайство было отклонено за недоказанностью наличия какого-либо рода зависимости. Также было заявлено, что эксперт З. работает в штате организации, генеральным директором которой (по данным с сайта экспертной организации) в настоящее время является один из членов научно-технического совета Роспатента – соответчика по делу. Суд удовлетворил отвод, заявленный З. ввиду наличия прямой служебной зависимости и вероятности оказания на него давления со стороны ответчика.

📌 Реклама Отключить

Приведенный пример ясно показывает, насколько разноплановыми и неоднозначными могут быть обстоятельства, обуславливающие зависимость эксперта от лиц, участвующих в деле. Суд просто не в состоянии отслеживать указанные связи в силу целого ряда причин (недостаток информации о кандидатурах экспертов, незнание соподчиненности экспертных организаций с участниками процесса и т.п.). Главную роль здесь должны играть заинтересованные лица, реализуя возложенное на них бремя доказывания в условиях равноправия сторон в состязательном процессе.

Важная составляющая статуса — ответственность

Права и обязанности эксперта, составляющие его процессуальный статус, урегулированы ст. 55 АПК РФ и ст. 16—17 Закона №73-ФЗ. Их положения в целом совпадают, хотя имеются некоторые различия в формулировках.

📌 Реклама Отключить

К примеру, отказ от дачи заключения по причине непригодности или недостаточности представленных материалов или выхода поставленных вопросов за пределы специальных знаний эксперта ч. 4 ст. 55 АПК РФ называет правом эксперта, а абз. 3 ст. 16 Закона — его обязанностью (он должен составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить его в адрес суда).

Последнее видится наиболее уместным в свете того, что эксперт — особый участник процесса, который несет уголовную ответственность за дачу заведомо ложного заключения, о чем он предупреждается арбитражным судом и дает подписку (ч. 5 ст. 55 АПК РФ). Хочется подчеркнуть, что ответственность — важнейшая составляющая правового положения эксперта.

Несоблюдение судом порядка назначения экспертизы (в том числе отсутствие документального подтверждения предупреждения эксперта об ответственности — подписки, записи в протоколе и т.п.) делает заключение эксперта недопустимым доказательством, а вынесенный на его основе судебный акт — необоснованным, что влечет его отмену. Например, Постановлением ФАС МО от 11.04.2006 № КГ-А41/2671-06-П дело передано на новое рассмотрение, так как судом не исследованы доводы истца об отсутствии в заключении эксперта сведений о том, что экспертное учреждение имеет лицензию на проведение экспертизы, а также записи о том, что эксперты предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

📌 Реклама Отключить

В заключение хотелось бы отметить, что фигура эксперта играет значительную роль в том, насколько достоверным и полным будет привнесенное им доказательство, а также на оценку его судом. Именно поэтому законодатель стремится наиболее полно урегулировать вопросы процессуального статуса эксперта в арбитражном судопроизводстве.

Участие специалиста в арбитражном процессе

В появлении процессуальной фигуры и участие специалиста в арбитражном процессе уже давно назрела необходимость.

В появлении в арбитражном процессе процессуальной фигуры специалиста уже давно назрела необходимость. О введении специалиста в число субъектов процесса, а также об определении консультации специалиста в качестве доказательства писали многие ученые. Так, по мнению А.Т. Боннера, необходимо единое правовое регулирование участия специалиста в судопроизводстве, при этом следует включить консультации, заключения и пояснения специалиста в число предусмотренных процессуальными кодексами средств доказывания. А.В. Ванярхо считает, что специалист мог бы оказывать арбитражному суду техническую помощь (фотографирование, проведение аудио- и видеозаписей, использование иной аппаратуры для исследования доказательств), а также содействовать при исследовании доказательств путем предоставления пояснений, консультаций (в том числе по вопросам иностранного права), научных сведений по темам, интересующим суд, помощи в формулировании вопросов при назначении экспертизы.

В соответствии с ч. 1 ст. 55.1 Арбитражно-процессуального кодекса Российской Федерации (Далее — АПК РФ), специалистом в арбитражном суде является лицо, обладающее необходимыми знаниями по соответствующей специальности, осуществляющее консультации по касающимся рассматриваемого дела вопросам.

Так, определение специалиста, приведенное в вышеуказанной статье, не отражает всей сущности его участия в судопроизводстве.

Согласно ч. 1 ст. 55 АПК РФ, экспертом в арбитражном суде является лицо, обладающее специальными знаниями по касающимся рассматриваемого дела вопросам и назначенное судом для дачи заключения в случаях и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом.

Таким образом, из данных определений, не совсем ясно, в чем отличие эксперта от специалиста в арбитражном процессе.

В силу ст. 87.1 АПК РФ, в целях получения разъяснений, консультаций и выяснения профессионального мнения лиц, обладающих теоретическими и практическими познаниями по существу разрешаемого арбитражным судом спора, арбитражный суд может привлекать специалиста.

Советники аппарата специализированного арбитражного суда, обладающие квалификацией, соответствующей специализации суда, могут привлекаться в качестве специалистов.

Специалист дает консультацию добросовестно и беспристрастно исходя из профессиональных знаний и внутреннего убеждения.

Консультация дается в устной форме без проведения специальных исследований, назначаемых на основании определения суда.

В целях получения разъяснений и дополнений по оказанной консультации специалисту могут быть заданы вопросы судом и лицами, участвующими в деле.

То есть в ст. 87.1 АПК РФ отсутствует конкретика о том, в каком порядке должен представлять консультацию специалист, что понимается под консультацией, в чем ее отличие от заключения эксперта.

С другой стороны, в ч. 1 ст. 58 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (Далее — УПК РФ) указано, что специалистом выступает лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК РФ, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Также сформулирована норма ч. 1 ст. 188 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (Далее — ГПК РФ).

Таким образом, гражданское процессуальное и уголовно-процессуальное законодательство в отличие от АПК РФ определяет несколько форм участия специалиста в судебном процессе.

А.М. Зинин отмечает, что специалист в отличие от эксперта не проводит специальных исследований самостоятельного характера (ч. 3 ст. 188 ГПК РФ). Его задача наряду с непосредственной технической помощью в получении новых знаний о фактических обстоятельствах дела состоит в обеспечении справочно-консультативной помощи при изучении данных, имеющихся в суде.

По статистическим данным на начало мая 2013 г. арбитражными судами после введения специалиста в арбитражный процесс рассмотрено более 300 дел с их участием. Это позволяет судам услышать различные мнения по обстоятельствам, устанавливаемым судом при рассмотрении дел, именно технического, а не правового характера.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что АПК РФ не в полной мере определяет правовой статус специалиста. Полагаем, что следует конкретнее определить формы участия специалиста. Кроме того, необходимо закрепить обязанности специалиста, связанные с реализацией им своих процессуальных функций, а также определить его ответственность за дачу заведомо ложной консультации. Считаем необходимым закрепить право специалиста на заявление отказа от участия в производстве по арбитражному делу, если он не обладает соответствующими специальными знаниями, право задавать вопросы лицам, участвующим в деле, в рамках судебного заседания, а также обжаловать действия (бездействие) суда, ограничивающие его права.

В некоторых случаях в арбитражном процессе может быть полезным заключение именно специалиста, а не эксперта. В частности, в ходе исследования доказательств при рассмотрении споров, возникающих в сфере интеллектуальной собственности, нередко требуются квалифицированные пояснения, советы, рекомендации относительно свойств, признаков доказательств, несущих в себе сведения о фактах, рационального способа извлечения информации из того или иного источника доказательств, выявления обстоятельств, влияющих на оценку доказательств. К примеру, при рассмотрении Арбитражным судом Республики Башкортостан от 11.12.2012 г. дела № А07-16576/2012 о признании недействительным решения Управления Федеральной антимонопольной службы для дачи консультаций был привлечен специалист, который высказал мнение о том, что количество раствора при применении лекарственного средства филграстим влияет на терапевтический эффект от его применения, что повлияло на принятие решения по делу.

Статья 55. Эксперт

СТ 55 АПК РФ

1. Экспертом в арбитражном суде является лицо, обладающее специальными знаниями по касающимся рассматриваемого дела вопросам и назначенное судом для дачи заключения в случаях и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом.

2. Лицо, которому поручено проведение экспертизы, обязано по вызову арбитражного суда явиться в суд и дать объективное заключение по поставленным вопросам.

3. Эксперт вправе с разрешения арбитражного суда знакомиться с материалами дела, участвовать в судебных заседаниях, задавать вопросы лицам, участвующим в деле, и свидетелям, заявлять ходатайство о представлении ему дополнительных материалов.

4. Эксперт вправе отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы его специальных знаний, а также в случае, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения.

5. За дачу заведомо ложного заключения эксперт несет уголовную ответственность, о чем он предупреждается арбитражным судом и дает подписку.

6. В случае невыполнения требования арбитражного суда о представлении заключения эксперта в суд в срок, установленный в определении о назначении экспертизы, при отсутствии мотивированного сообщения эксперта или государственного судебно-экспертного учреждения о невозможности своевременного проведения экспертизы либо о невозможности проведения экспертизы по причинам, указанным в части 4 настоящей статьи, судом на руководителя государственного судебно-экспертного учреждения или виновного в указанных нарушениях эксперта налагается судебный штраф в порядке и в размерах, которые установлены в главе 11 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 55 Арбитражного процессуального кодекса РФ

1. Статья 55 Кодекса в целом мало отличается от ст. 45 ранее действующего АПК РФ в основной редакции (ч. 1, 4 ст. 55). В ч. 3 добавлены слова «с разрешения суда», а также уточнено, кому именно из участников процесса он вправе задавать вопросы. Из ч. 5 ст. 55 нормы убрано прежде существовавшее указание на уголовную ответственность за отказ от дачи экспертом заключения.

2. Для разъяснения вопроса, требующего специальных познаний, арбитражный суд назначает экспертизу, даже если в составе арбитражного суда есть лица, обладающие такими специальными познаниями, ибо совмещение функций эксперта и судьи недопустимо.

Для разъяснения вопросов, относящихся к любой отрасли знаний, науки, техники, искусства, ремесла и т.п., должна назначаться экспертиза. Наиболее часто в практике арбитражного суда встречаются бухгалтерская, товароведческая, строительная, экономическая, финансовая, техническая, технологическая экспертизы.

Вопросы отечественного права составляют исключительную компетенцию арбитражного суда, и по ним экспертиза не назначается. Относительно иностранного законодательства заключение экспертов возможно (см. ст. 14 АПК РФ и комментарий к ней). Видимо, желательно разъяснение ВАС РФ о том, какой должна быть процедура привлечения экспертов по иностранному праву <*>. Законодательством может быть предусмотрена возможность назначения эксперта по инициативе суда (см., например, ст. 46 ранее действовавшего ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Необходимость проведения экспертизы при определенных обстоятельствах, связанных с выполнением договора, может быть предусмотрена им, а также может возникнуть в ходе судебного процесса задача проведения повторной или дополнительной экспертизы. В этих случаях суд может назначить экспертизу также по своей инициативе (см. комментарий к ч. 1 ст. 82 АПК РФ).
———————————
<*> Однако следует иметь в виду, что 13 мая 1995 г. для Российской Федерации вступила в действие Европейская конвенция об информации относительно иностранного законодательства (Вестник ВАС РФ. 2000. N 5. С. 118 — 123); см. также: Шебанова Н.А. Некоторые вопросы рассмотрения споров с участием иностранных лиц в арбитражных судах Российской Федерации // Вестник ВАС РФ. 2000. N 5. С. 83 — 84.

3. Любое лицо, участвующее в деле, имеет право предложить вопросы, которые оно желает поставить перед экспертом. Но в конечном итоге эти вопросы окончательно формулирует суд в определении о назначении экспертизы. В этом определении излагаются и мотивы, по которым отклоняются вопросы, поставленные экспертизе сторонами и другими участвующими в деле лицами. Экспертиза может быть назначена как при подготовке дела к судебному разбирательству, так и в ходе судебного разбирательства. В первом случае определение выносит судья единолично, во втором — состав суда, если дело рассматривается коллегиально.

В соответствии с ч. 4 ст. 82 АПК РФ в определении о назначении экспертизы нужно указать вид экспертизы; перечень вопросов, подлежащих исследованию экспертом; пояснения того, для установления каких именно юридических фактов необходимо экспертное заключение; материалы, имеющиеся в распоряжении суда или у лиц, участвующих в деле, подлежащие изучению экспертом; сведения о том, кому конкретно (лицу или учреждению) поручается проведение экспертизы; перечень вопросов, поступивших от лиц, участвующих в деле, по поводу предмета экспертного изучения, отклоненный судом, и мотивы его отклонения.

4. Участвуя в судебном разбирательстве, эксперт вправе задавать вопросы сторонам, другим лицам, участвующим в деле, свидетелям для более точного выяснения обстоятельств, относящихся к предмету экспертизы.

Основная процессуальная обязанность эксперта состоит в даче объективного заключения по тем вопросам, которые ему поставлены. Отказ от дачи заключения эксперта возможен, если причина отказа была признана арбитражным судом уважительной (например, недостаточность представленных материалов, отсутствие необходимой квалификации эксперта, болезнь и т.п.).

5. За заведомо ложное заключение эксперт в соответствии со ст. 307 УК РФ наказывается штрафом в размере от 100 до 200 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо исправительными работами на срок от двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев. Эксперт, заявивший о ложности своего заключения добровольно в ходе дознания предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора, освобождается от уголовной ответственности, предусмотренной ст. 307 УК РФ.

Ходатайство о привлечении специалиста

Прошение об участии в деле профессионала подается в зале суда. При составлении обращения рекомендуется использовать образец ходатайства о привлечении высококвалифицированного специалиста, а также руководствоваться общими правилами, установленными для исковых заявлений. Решение председательствующего относительно заявленной просьбы оформляется определением.

В каких случаях требуется присутствие профессионала?

Участие в процессе специалиста необходимо для решения судом задач повышенной сложности, таких как:

  1. Изучение вещественных, письменных и иных доказательств.
  2. Допрос свидетелей, относящихся к особой категории граждан (например, малолетние и несовершеннолетние лица; лица, признанные недееспособными либо ограниченно дееспособными; граждане другого государства).
  3. Назначение судебных экспертиз.
  4. Подготовка фотографий.
  5. Составление технической документации.
  6. Отбор образцов личной подписи.

Какими правами и обязанностями наделяется специалист?

Направляя председательствующему заявление о привлечении специалиста, следует знать, какими правами он обладает и какие обязанности ему предписываются. Правовое положение привлеченного профессионала регулируется нормами ст. 188 ГПК РФ. Согласно данной статье, специалист должен:

  1. Прибыть в суд в указанное время.
  2. Оказать консультацию по поставленному вопросу в письменной или устной форме. Устные консультации отражаются в протоколе судебного заседания, письменные – зачитываются и приобщаются к делу.

Специалисту может быть заявлен отвод.

Насколько обосновано привлечения специалиста?

Заявляя ходатайство о привлечении специалиста, следует понимать, что консультация профессионала – это не то же самое, что заключение эксперта. Заключение можно использовать как доказательство в судебном процессе. Консультацию в этом качестве применить нельзя.

При этом все траты, которые понесет специалист в связи явкой в зал суда (проездные документы, проживание, финансовое вознаграждение за оказанные им услуги), должны быть возмещены заинтересованной стороной. Понесенные участником дела расходы, в том числе на специалиста, могут быть возмещены проигравшей стороной после разрешения дела по существу.

При наличии технических возможностей заинтересованная сторона может подать не ходатайство о вызове специалиста в зал суда, а прошение о получении консультации посредством систем видеоконференц-связи. Порядок предоставления консультации дистанционным способом определяется ст. 155.1 ГПК РФ.

Скачать образец ходатайства (заявления):

Ходатайство о привлечении специалиста

Особенности участия специалиста в судебном разбирательстве

Согласно ст. 251 УПК РФ специалист может быть вызван для участия в судебном разбирательстве в порядке, установленном статьями 58 и 270 настоящего Кодекса. При этом ст. 270 УПК РФ также отсылает правоприменителя к ст. 58 УПК РФ, что свидетельствует о том, что она не вполне совершенна с точки зрения юридической техники.

Согласно же части 4 ст. 58 УПК РФ специалист не вправе уклоняться от явки в суд. При наличии уважительных причин, препятствующих его явке по вызову, он должен сообщить об этом заблаговременно.

В назначенное время председательствующий открывает судебное заседание и объявляет, какое уголовное дело подлежит разбирательству (ст. 261 УПК РФ). Секретарь судебного заседания докладывает о явке лиц, которые должны участвовать в судебном заседании, и сообщает о причинах неявки отсутствующих, в том числе и специалиста (ст. 262 УПК РФ). При этом суд обязан выяснить, какие меры принимались секретарем для обеспечения явки указанных лиц в суд и каковы результаты.

Согласно ст. 266 УПК РФ председательствующий обязан объявить состав суда, сообщить, кто является обвинителем, защитником, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или их представителями, а также секретарем судебного заседания, экспертом, специалистом (выделено мной. — С.Д.) и переводчиком. Данная информация имеет большое значение для лиц, наделенных уголовно-процессуальным законом правом заявления отводов, поскольку после такого объявления председательствующий должен поочередно опросить всех участников процесса, начиная с подсудимого, имеются ли у них отводы, кому и по каким основаниям. Такой отвод может быть заявлен и специалисту. При этом он должен быть обоснованным, поскольку в противном случае суд, рассмотрев заявленное ходатайство об отводе, может вынести решение об отказе в его удовлетворении.

В соответствии с частью 2 ст. 256 УПК РФ такое решение выносится в совещательной комнате и излагается в виде отдельного процессуального документа (постановления, подписываемого судьей или определения, подписываемого судьями в том случае, если уголовное дело рассматривается судом коллегиально).

При неявке кого-либо из участников уголовного судопроизводства, в том числе и специалиста, суд обязан выслушать мнения сторон о возможности судебного разбирательства в его отсутствие. По итогам принятого решения выносится постановление или определение об отложении судебного разбирательства или о его продолжении, а также о вызове или приводе неявившегося участника (ст. 272 УПК РФ).

В подготовительной части судебного заседания председательствующий обязан также выяснить наличие у сторон ходатайств о вызове новых лиц — носителей доказательственной информации и о производстве соответствующих судебных действий в целях получения с помощью этих лиц (в том числе специалистов) новых доказательств (часть 1 ст. 271 УПК РФ). При этом решение об удовлетворении такого ходатайства может повлечь отложение судебного разбирательства. Отказ суда в удовлетворении ходатайства в подготовительной части судебного разбирательства не лишает сторону или другого участника возможности повторить то же ходатайство на более поздних этапах судебного заседания.

Рассматривая вопрос о ходатайствах сторон о допросе лица в качестве специалиста, важно подчеркнуть, что согласно уголовно-процессуальному законодательству причины невозможности отказа в производстве этого следственного действия отличаются в зависимости от того, на каком этапе уголовного судопроизводства это ходатайство заявлено.

Так, согласно части 2 ст. 159 УПК РФ следователь, дознаватель не вправе отказать подозреваемому, обвиняемому и его защитнику, а также потерпевшему и его представителю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых ходатайствуют вышеуказанные участники уголовного процесса, имеют значение для дела (выделено мной. — С.Д.).

По причине отсутствия прямого упоминания в ст. 159 УПК РФ о допросе специалиста полагаем, что под другими следственными действиями в данном случае следует понимать в том числе и допрос вышеуказанного участника уголовного процесса, поскольку согласно п. 3.1 части 2 ст. 74 УПК РФ его показания являются доказательствами по уголовному делу, а способом их получения может быть лишь такое следственное действие, как допрос.

Согласно же части 4 ст. 271 УПК РФ «суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон» (выделено мной. — С.Д.). Таким образом, в ст. 271 УПК РФ напрямую упоминается о допросе специалиста. Однако, по справедливому замечанию ряда ученых, такая законодательная регламентация явно недостаточна, поскольку анализ разделов Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих следственные действия в стадии предварительного расследования и судебные действия в суде первой инстанции, позволяет поставить под сомнение дозволенность допроса специалиста. Это связано с тем, что если в разделе 9 УПК РФ («Производство в суде первой инстанции») в главе 36 УПК РФ («Подготовительная часть судебного заседания») подобный допрос упоминается лишь в частной норме (ст. 271 УПК РФ) без закрепления порядка его проведения в главе 37 УПК РФ («Судебное следствие»), то в разделе 8 УПК РФ («Предварительное расследование») об этом следственном действии вообще не упоминается <1>.

<1> См.: Давлетов А. Специалист в уголовном процессе: новые возможности и проблемы // Российская юстиция. 2003. N 9.

В связи с этим мы разделяем позицию авторов о необходимости внесения соответствующих дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, поскольку отсутствие процессуальной регламентации порядка производства допроса специалиста в стадии предварительного расследования и в ходе судебного разбирательства вызывает у научной общественности и правоприменителя определенные сомнения относительно легитимности этого процессуального действия.

Как и иным участникам судебного разбирательства, председательствующий разъясняет специалисту его права и ответственность, предусмотренные ст. 58 УПК РФ, о чем специалист дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания (ст. 270 УПК РФ).

При этом привлечение специалиста к участию в судебном разбирательстве может иметь место, например, в связи с необходимостью:

а) разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (часть 1 ст. 58 УПК РФ). В этом случае данное лицо допрашивается в качестве специалиста;

б) его допроса в судебном заседании об обстоятельствах производства следственного действия, в котором он принимал участие в ходе предварительного расследования. В этом случае согласно пункту 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 года N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» специалист должен быть допрошен в качестве свидетеля <2>;

<2> Российская газета. 2010. 30 дек. N 296.

в) постановки вопросов эксперту;

г) оказания специалистом содействия в обнаружении, закреплении и изъятии следов преступления, выяснении других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, в ходе судебного следствия. Об этом, в частности, свидетельствует упоминание о специалисте как участнике судебных действий в ст. 287 УПК РФ («Осмотр местности и помещения»), ст. 288 УПК РФ («Следственный эксперимент»), ст. 289 УПК РФ («Предъявление для опознания»), ст. 290 УПК РФ («Освидетельствование»). При этом анализ вышеуказанных статей позволяет сделать вывод о том, что все эти судебные действия, за исключением предъявления для опознания, производятся на основании определения или постановления суда. Производство большинства аналогичных действий в ходе предварительного расследования также осуществляется на основании процессуального решения, оформляемого в виде постановления следователя, дознавателя. Такой несколько усложненный порядок их производства предусмотрен для того, чтобы максимально соблюсти права тех лиц, интересы которых могут быть существенным образом затронуты в ходе их реализации. Однако в связи с этим не вполне понятна логика законодателя относительно следственного эксперимента, поскольку процессуальный порядок его производства несколько различен в зависимости от того, на каком этапе уголовного судопроизводства он производится. Так, если следственный эксперимент имеет место в ходе предварительного расследования (т.е. как следственное действие), то согласно ст. 181 УПК РФ для его производства не требуется вынесения следователем, дознавателем соответствующего постановления. Если же следственный эксперимент производится в ходе судебного следствия (т.е. как судебное действие), то в соответствии с частью 1 ст. 288 УПК РФ для его проведения необходимо определение или постановление суда. Полагаем, что такого рода несоответствия свидетельствуют о несовершенстве Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации с точки зрения юридической техники. В связи с этим считаем необходимым внесение в него соответствующих изменений.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 года N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» предусмотрена еще одна форма участия специалиста в судебном разбирательстве. Так, согласно пункту 19 вышеуказанного акта специалист может привлекаться также «для оказания помощи в оценке заключения эксперта и допросе эксперта по ходатайству стороны или по инициативе суда». При этом его разъяснения даются в форме устных показаний или письменного заключения <3>. Вместе с тем, по справедливому замечанию некоторых авторов, следует признать, что это положение отчасти противоречит уголовно-процессуальному закону, поскольку:

<3> Там же.

во-первых, специалист в соответствии с предоставленными ему в ст. 58 УПК РФ правами и обязанностями не вправе осуществлять оценку каких-либо доказательств по уголовному делу и в том числе оценку заключения эксперта. Желание же интерпретировать обязанность специалиста разъяснять сторонам и суду вопросы, входящие в его профессиональную компетенцию, как право проводить оценку заключения эксперта, т.е. содержания исследования и выводы, сделанные экспертом (ч. 1 ст. 80 УПК РФ), не имеет под собой оснований, поскольку Закон говорит именно о разъяснении вопросов, входящих в профессиональную компетенцию специалиста. Последняя, в свою очередь, определяется пределами специальных знаний, полученных специалистом исключительно в ходе приобретения профессионального высшего образования, опыта и навыков.

во-вторых, оценка заключения эксперта, как и любого иного доказательства по уголовному делу, в соответствии с законом является прерогативой лишь субъектов доказывания: суда, прокурора, следователя, дознавателя (ст. 88 УПК РФ). Исходя из этой концепции законодателя, представляется, что и сам термин «оценка заключения эксперта», как, впрочем, и термин «оценка», употребленный применительно к любому другому виду доказательств (ст. 74 УПК РФ), в принципе не должен быть использован в контексте ее (т.е. оценки) проведения участниками уголовного процесса, не являющимися субъектами доказывания по уголовному делу <4>.

<4> См.: Муженская Н.Е. Пленум Верховного Суда Российской Федерации об актуальных вопросах производства судебной экспертизы по уголовным делам // Российский следователь. 2011. N 10. С. 5.

В связи с этим нельзя не обратить внимания на отдельные положения Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 сентября 1975 года N 5 «О соблюдении судами Российской Федерации процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.02.2012 N 3), которые вызвали неоднозначную реакцию ученых и практиков. Так, согласно пункту 11 последнего «заключение эксперта является в соответствии с законом одним из видов доказательства и дается на основании произведенных исследований. Эксперту могут быть поставлены вопросы, входящие в компетенцию специалиста; постановка перед специалистом вопросов, относящихся к компетенции эксперта, недопустима, его мнение не может быть приравнено к заключению эксперта» <5>. В связи с этим возникает вопрос, что именно имели в виду авторы указанного Постановления, когда упоминали о том, что «постановка перед специалистом вопросов, относящихся к компетенции эксперта, недопустима». Поскольку, если речь идет об обязательном назначении в ряде случаев экспертизы, такая формулировка допустима. Однако если рассматривать ее вне указанного контекста, то она в корне не верна, поскольку основное отличие заключения эксперта от заключения специалиста заключается в том, что последнее не содержит в себе исследовательской части. А это в свою очередь вовсе не означает, что во всех остальных случаях, не связанных с обязательным назначением экспертизы, суд не может обратиться с одним и тем же вопросом к эксперту или специалисту. По крайней мере, уголовно-процессуальный закон не содержит на этот счет каких-либо ограничений.

<5> Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961 — 1993. М.: Юридическая литература, 1994.

Что же касается фразы о том, что мнение специалиста не может быть приравнено к заключению эксперта, то ее следует признать некорректной по причине несоответствия:

1. Нормам уголовно-процессуального кодекса, предусматривающим, что доказательства имеют равную силу.

2. Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 года N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам», согласно пункту 19 которого «при оценке судом заключения эксперта следует иметь в виду, что оно не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами» <6>.

<6> Российская газета. 2010. 30 дек. N 296.

На наш взгляд, весьма удачно эта ситуация разъяснена в пункте 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 года N 28, который гласит: «…заключение и показания специалиста даются на основе использования специальных знаний и, так же как и заключение и показания эксперта в суде, являются доказательствами по делу (часть 2 ст. 74 УПК РФ). При этом следует иметь в виду, что специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами. Поэтому в случае необходимости проведения исследования должна быть произведена судебная экспертиза.

Заключение и показания специалиста подлежат проверке и оценке по общим правилам (его компетентность и незаинтересованность в исходе дела, обоснованность суждения и др.) и могут быть приняты судом или отвергнуты, как и любое другое доказательство» <7>.

<7> Там же.

Таким образом, учитывая, что Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 сентября 1975 года N 5 «О соблюдении судами Российской Федерации процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел» было принято до принятия и вступления в силу Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также внесения в него дополнений в виде п. 3.1 части 2 ст. 74 УПК РФ, в то время как в последующих редакциях этого Постановления данный вопрос никоим образом не был откорректирован с учетом новых законодательных реалий, полагаем, что в этой неоднозначной ситуации следует руководствоваться именно пунктом 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 года N 28, который позволяет правильно соотнести и оценить такие доказательства, как заключение специалиста и заключение эксперта.

Что касается правил поведения специалиста в суде, то здесь важно отметить следующее.

Как и иные участники судебного разбирательства, а также лица, присутствующие в зале судебного заседания, специалист дает показания стоя. Отступление от этого правила допускается с разрешения председательствующего. Такое отступление может иметь место, например, в силу преклонного возраста или при заболевании специалиста, не позволяющем давать показания в этом положении.

Специалист обязан обращаться к суду со словами «Уважаемый суд», а к судье — «Ваша честь». При этом он должен соблюдать порядок судебного заседания. В связи с этим согласно части 4 ст. 257 УПК РФ требования судебного пристава по обеспечению вышеуказанного порядка являются для специалиста обязательными. При этом под нарушением порядка в судебном заседании следует понимать «во-первых, несоблюдение установленных статьей 257 УПК правил поведения в зале, а во-вторых, любое другое действие, которое мешает нормальному ходу судебного разбирательства, демонстрирует неуважение к суду или к участникам процесса, противоречит этическим нормам или распоряжениям председательствующего» <8>.

Согласно части 1 ст. 258 УПК РФ в случае нарушения такого порядка, неподчинения распоряжениям председательствующего или судебного пристава специалист может быть предупрежден о недопустимости такого поведения либо удален из зала судебного заседания, либо на него может быть наложено денежное взыскание до двух тысяч пятисот рублей в порядке, установленном статьями 117 и 118 УПК РФ. Данное взыскание налагается судом в том судебном заседании, где это нарушение было установлено, о чем выносится соответствующее решение.

Такого рода информация наряду с иными сведениями заносится в протокол судебного заседания. При этом к иным сведениям, касающимся участия специалиста в судебном заседании и подлежащим занесению в протокол, относятся:

данные о специалисте;

заявления, возражения и ходатайства участвующих в уголовном деле лиц об отводе специалиста;

определения или постановления, вынесенные судом с удалением в совещательную комнату (например, об отводе специалиста);

сведения о разъяснении специалисту его прав, обязанностей и ответственности;

содержание показаний специалиста;

вопросы, заданные специалисту, и его ответы;

результаты осмотров и других действий по исследованию доказательств, произведенных в судебном заседании с участием специалиста и т.д.

Если в ходе судебного разбирательства проводились фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка допроса специалиста, об этом также делается отметка в протоколе судебного заседания. При этом все соответствующие материалы должны прилагаться к уголовному делу.

В течение трех суток со дня окончания судебного заседания протокол должен быть изготовлен и подписан председательствующим, а также секретарем судебного заседания.

Более того, в течение трех суток со дня окончания судебного заседания любая из сторон может обратиться (в письменном виде) в суд с ходатайством об ознакомлении с указанным процессуальным документом, причем председательствующий обязан обеспечить такую возможность. Примечательно, что согласно части 7 ст. 259 УПК РФ председательствующий вправе предоставить возможность ознакомления с протоколом и иным участникам судебного разбирательства, в том числе и специалисту, однако это может иметь место лишь в том случае, если специалист, желая ознакомиться с указанным протоколом в части, касающейся его показаний, заявит об этом письменное ходатайство.

В случае его удовлетворения председательствующий должен обеспечить ознакомление специалиста с протоколом судебного заседания в течение трех суток со дня получения указанного ходатайства. Если ходатайство не было подано по уважительным причинам, установленный уголовно-процессуальным законом срок его подачи (в течение трех суток со дня окончания судебного заседания) может быть восстановлен (подробнее об этом см. часть 7 ст. 259 УПК РФ).

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 20 мая 2013 года

Данилова С.И., кандидат юридических наук, доцент.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *