Судебная практика по факторингу

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 4 марта 2015 г. N Ф05-1067/15 по делу N А40-102858/2014 (ключевые темы: договор факторинга — возврат товара — договор поставки — финансовый агент — денежное обязательство)

24 июня 2016

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 4 марта 2015 г. N Ф05-1067/15 по делу N А40-102858/2014

г. Москва

04 марта 2015 г.

Дело N А40-102858/14

Резолютивная часть постановления объявлена 25 февраля 2015 года.

Полный текст постановления изготовлен 04 марта 2015 года.

Арбитражный суд Московского округа в составе

председательствующего-судьи Волкова С.В.,

судей Борзыкина М.В., Дербенева А.А.,

при участии в заседании:

от третьего лица — ООО «Альпина» — Самсонова Е.Г., доверенность от 02.02.2015 г., сроком по 31.12.2015 г.

рассмотрев 25 февраля 2015 года в открытом судебном заседании кассационную жалобу Банка «Национальная факторинговая компания» (закрытое акционерное общество) (истец) на решение Арбитражного суда города Москвы от 04 сентября 2014 года принятое судьей Чернухиным В.А. на постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18 ноября 2014 года принятое судьями Расторгуевым Е.Б., Валиевым В.Р., Левченко Н.И.

к ООО «Аты-Баты» (ОГРН 1046167000615, юр.адрес: 344111, Ростовская обл., г. Ростов-на-Дону, ул. 50-летия Октября, д. 33/1)

третье лицо: ООО «Альпина»

о взыскании задолженности

УСТАНОВИЛ:

Банк «Национальная факторинговая компания» (закрытое акционерное общество) (далее — Банк) обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Аты-Баты» (далее — ООО «Аты-Баты») о взыскании 3 650 000 руб. задолженности.

Требование, предъявленное со ссылкой на нормы статей 308,309,824,830,831 Гражданского кодекса Российской Федерации, мотивировано тем, что у ответчика имеется задолженность перед Банком, право требования которой Банк получил по договору факторинга, заключенному с ООО «Альпина». При этом, задолженность ответчика образовалась в рамках договора поставки, заключенного им с ООО «Альпина».

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью «Альпина» (далее — ООО «Альпина»).

Решением от 04 сентября 2014 года Арбитражный суд города Москвы в иске отказал.

Суд первой инстанции исходил того, что часть товара была поставлена с нарушением срока, в связи с чем в последующем после передачи ответчику на реализацию не принятый товар был возвращен ООО «Альпина». Таким образом, между сторонами договора поставки возник товарный спор. Ссылаясь на условия пункта 5.7 договора факторинга, суд пришел к выводу о том, что у ответчика не возникло денежного обязательства перед истцом.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 18 ноября 2014 года решение оставлено без изменения, с поддержанием выводов суда первой инстанции.

Законность вынесенных решения и постановления проверяется в порядке статей 274, 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по кассационной жалобе Банка «»Национальная факторинговая компания», которое не согласно с судебными актами, просит их отменить как принятые с нарушением норм материального права, не соответствием выводов судов фактическим обстоятельствам, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Заявитель кассационной жалобы указывает на то, что вывод судов о возврате товара является необоснованным, поскольку возврат качественного товара, тем более после окончания срока отсрочки его оплаты не может влиять на обязанность оплатить уступленные Банку денежные требования. При этом, заявитель ссылается на принятие Арбитражным судом города Москвы решения по делу N А40-115481/14 по аналогичному спору о возврате товаров в факторинговых правоотношениях, где суд не принял возражения касательно возврата товара, поскольку товар возвращен после получения уведомления об уступке.

Представитель заявителя кассационной жалобы в судебном заседании суда кассационной инстанции поддержал доводы, изложенные в жалобе, просил судебные акты отменить.

Поступившие от заявителя кассационной жалобы письменные пояснения, суд кассационной инстанции, с учетом мнения представителей других лиц, участвующих в деле, возражавших против их приобщения, возвратил заявителю.

Представитель ООО «Аты-Баты» в судебном заседании суда кассационной инстанции возражал против доводов кассационной жалобы, просил в ее удовлетворении отказать.

Представитель ООО «Альпина» в судебном заседании суда кассационной инстанции возражал против удовлетворения кассационной жалобы.

Предоставленный ООО «Альпина» отзыв на кассационную жалобу, с учетом мнения представителей сторон, возвращен судом кассационной инстанции обратно обществу, поскольку он не был заблаговременно направлен в адрес лиц, участвующих в деле.

Выслушав представителей лиц, участвующих в деле, обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, проверив в соответствии со статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения норм процессуального и материального права при вынесении решения и постановления, Арбитражный суд Московского округа считает, что судебные акты подлежат отмене в связи со следующим.

Как установлено судами обеих инстанций на основании предоставленных в материалы дела доказательств, 24 июля 2009 года между ООО «Альпина» (продавец) и ООО «Аты-Баты» (покупатель) был заключен договор поставки N 24/06-09, согласно которому продавец обязуется поставлять товар согласно накладной, оформленной на каждую поставку, в соответствии с заказом покупателя, а покупатель обязуется оплатить и принять товар на условиях договора.

Цена на товар определяется в накладных на отгрузку товара.

Согласно пунктам 3.1, 3.2 договора поставка осуществляется после получения от покупателя заказа. Продавец не позднее двух рабочих дней после поступления заказа извещает покупателя о получении заказа или направляет мотивированный отказ от поставки товара.

В соответствии с пунктом 6.1 договора поставки покупатель в течение трех дней с момента получения счета на оплату, но не позднее 01.07.2009 г. перечисляет предоплату в размере 50% от общей суммы, указанной в счете. Остаток суммы перечисляется не позднее 15.07.2009 г.

ООО «Альпина» отгрузило ответчику товар на сумму 4 150 000 руб. по товарным накладным N РбН0000852 от 12.12.2013 г., NРбН0000853 от 12.12.2013 г.

Поставленный товар был оплачен ответчиком частично платежным поручением N 859 от 22.04.2014 г. на сумму 500 000 руб.

Вместе с тем, 24 октября 2011 года между ООО «Альпина» (клиент) и Банком (фактор) заключен генеральный договор N ДФ-207/2011 об общих условиях факторингового обслуживания.

Предметом договора являются условия факторингового обслуживания, при которых фактор осуществляет финансирование клиента на срок, указанный в договоре, а клиент обязуется уступать фактору требования в течение срока действия договора в обеспечение исполнения клиентом обязательств по договору.

Согласно пункту 2.2 договора факторинга в течение срока действия данного договора любое требование к любому дебитору, информацию и/или документы по которым клиент передал фактору в целях осуществления фактором факторингового обслуживания и в отношении которого фактор выплатил клиенту финансирование, считается перешедшим от клиента к фактору.

В соответствии с условиями договора факторинга N 24/06-09 от 24 октября 2011 Банк произвел финансирование ООО «Альпина» платежным поручением N 85192 от 13 декабря 2013 года.

Банк, обращаясь в арбитражный суд с настоящим иском, в обоснование своих требований ссылался на то, что после финансирования клиента право требования по оплате поставок было уступлено клиентом Банку, задолженность ответчика, с учетом его частичной оплаты, составляет 3 650 000 руб.

Суды обеих инстанций, отказывая в иске со ссылкой на нормы статей 309,310,384,824, 826 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходили из того, что у ответчика не возникло обязанности перед истцом, поскольку часть товара была поставлена с нарушением срока и в последующем после передачи ответчику на реализацию не принятый товар был возвращен ООО «Альпина».

Таким образом, как сделали вывод суды, между сторонами поставки возник товарный спор. Суды указали, что в соответствии с пунктом 5.7 договора факторинга, в случае возникновения товарного спора клиент обязан сообщить об этом фактору в течение двух банковских дней со дня его возникновения. Если фактор выплатил клиенту финансирование по требованию, в отношении которого дебитор заявляет о товарном споре, клиент обязан возвратить фактору денежную сумму, равную размеру заявленного спора в течение трех банковских дней с даты, когда об этом стало известно клиенту и/или фактору.

С выводами судов обеих инстанций нельзя согласиться, поскольку они сделаны при неполном исследовании существенных обстоятельств дела и неправильном применении норм материального права в связи со следующим.

Факторинг является самостоятельным договором, включающим в себя уступку права требования, и регулируется специальными нормами главы 43 Гражданского кодекса Российской Федерации о финансировании под уступку денежного обязательства.

Согласно пункту 1 статьи 824 Гражданского кодекса Российской Федерации, по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование. Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 826 Гражданского кодекса Российской Федерации, предметом уступки, под которую предоставляется финансирование, может быть как денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование), так и право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование). Денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование — не позднее чем в момент его возникновения.

При уступке будущего денежного требования оно считается перешедшим к финансовому агенту после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, которые являются предметом уступки требования, предусмотренной договором. Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события. Дополнительного оформления уступки денежного требования в этих случаях не требуется (пункт 2 статьи 826 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Таким образом, денежное требование, уступаемое финансовому агенту, — это основанное на обязательстве по предоставлению клиентом третьему лицу товаров, выполнения им работ или оказания услуг право клиента требовать от третьего лица оплаты в денежной форме.

Предметом уступки в рамках договора финансирования могут быть как существующие требования, так и требования, которые возникнут в будущем.

Характер обязательств по договору финансирования под уступку денежного требования (клиент уступает или обязуется уступить права требования об уплате денежной суммы) свидетельствует о совершении в рамках такого договорного отношения сделок по передаче обязательственных прав, поэтому к отношениям по уступке права, реализуемым в рамках договора факторинга, применяются общие положения о перемене лиц в обязательстве на основании сделок уступки права (требования), установленные в главе 24 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

Согласно пункту 1 статьи 830 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан произвести платеж финансовому агенту при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж.

В материалах дела имеется уведомление, подписанное ООО «Альпина», Банком и ООО «Аты-Баты», которым ответчик был уведомлен о заключении между Банком и ООО «Альпина» договоре факторинга и об осуществлении платежей по договору поставки по поставкам, произведенным с 22 сентября 2011 года на указанный в уведомлении счет Банка (л.д. 64 т. 1). На этом уведомлении стоит отметка дебитора (ООО «Аты-Баты») об ознакомлении 22 июня 2012 года.

Таким образом, ответчик был уведомлен об уступке требования.

В материалах дела имеется также Акт приема-передачи документов от 05 февраля 2014 года, согласно которому ООО «Альпина» передало Банку товарные накладные N РбН0000852 от 12.12.2013 г., NРбН0000853 от 12.12.2013 г. (л.д. 69 т. 1).

При таких обстоятельствах, в силу вышеназванных норм права и условий договора факторинга к Банку перешли права на требование к ответчику.

Суды обеих инстанций указали на возникновение между ответчиком и ООО «Альпина» товарного спора и на обстоятельство возврата ответчиком части товара поставщику.

В соответствии с терминами и определениями, данными к статье договора факторинга от 24 октября 2011 года N ДФ-207/2011 товарный спор — это спор, возникающий между клиентом и дебитором по качеству и/или количеству поставленного товара, выполненных работ или оказанных услуг, а также по другим основаниям, связанным с исполнением клиентом или дебитором своих обязательств по контракту, в результате которого дебитор в соответствии с нормами действующего законодательства или положениями контракта отказывается от товара или от исполнения требования, предъявляет к зачету имеющиеся у него встречные требования к клиенту и/или возвращает товар клиенту.

Согласно пункту 5.7 договора факторинга, на который сослались суды обеих инстанций в качестве обоснование своего решения об отказе в иске, если фактор выплатил клиенту финансирование по требованию, в отношении которого дебитор заявляет о товарном споре, клиент обязан возвратить фактору денежную сумму, равную размеру товарного спора, в течение 3 (трех) банковских дней с даты, когда об этом стало известно клиенту и/или фактору.

Между тем, посчитав, что возникновение товарного спора и возврат части товара ответчиком ООО «Альпина» прекращает денежное обязательство ответчика и тем самым не может быть предметом уступки, суды не приняли во внимание полное содержание пункта 5.7 договора факторинга, в котором, в частности, указано, что положения настоящего пункта не ограничивают права фактора на предъявление требований к дебитору по исполнению его денежных обязательств по контракту в полном объеме.

Таким образом, условие пункта 5.7 договора факторинга применено и истолковано судами обеих инстанций не в полном его содержании.

Помимо этого, суды также не учли, что согласно статье 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

В силу пункта 1 статьи 408 Гражданского кодекса Российской Федерации надлежащее исполнение прекращает обязательство.

Таким образом, под исполнением обязательства понимается совершение должником определенных действий (либо воздержание от определенных действий), обусловленных содержанием обязательства.

При этом, статья 309 Гражданского кодекса Российской Федерации закрепляет принцип надлежащего исполнения.

Следовательно, обязательство может считаться исполненным, если оно исполнено надлежаще, то есть если соблюдены все условия и требования, предъявляемые к предмету, субъектам, сроку, месту, а также способу исполнения.

Пункт 3 статьи 830 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что исполнение денежного требования должником финансовому агенту в соответствии с правилами настоящей статьи освобождает должника от соответствующего обязательства перед клиентом.

Таким образом, исполнение денежного требования должником финансовому агенту в соответствии с правилами, изложенными в статье 830 Гражданского кодекса Российской Федерации, рассматривается в качестве надлежащего исполнения, прекращающего обязательство, первоначальным кредитором по которому был клиент.

С учетом изложенного, ввиду возникновения у ответчика в рамках договора поставки денежного обязательства по оплате поставленного товара, а также с учетом уступки поставщиком (клиентом) права требования исполнения ответчиком этого обязательства Банку, суды должны были дать правовую оценку тому обстоятельству, что, как указывает истец, права денежных требований перешли к Банку до осуществления возврата товара ответчиком.

Кроме того, как указывает заявитель кассационной жалобы, ответчиком был возвращен качественный товар и после окончания срока отсрочки его оплаты.

В этой связи, судам необходимо было изучить условия заключенного между ответчиком и ООО «Альпина» договора поставки на предмет регулирования им вопроса о возврате товара, в том числе качественного, а также условия договора факторинга, дать оценку действию ответчика по возврату товара, установить, возможен ли был возврат товара в случае, если на этот момент дебитор (ответчик) уже был уведомлен о перешедшей к фактору, ставшим надлежащим кредитором, уступке права требования.

Между тем, только при установлении этих обстоятельств можно сделать правильный вывод о том, влияют ли они на обязанность ответчика оплатить уступленные фактору денежные требования.

При этом, суд апелляционной инстанции, указывая на то, что фактор был извещен о товарном споре между ответчиком и третьим лицом, в связи с чем обратился к третьему лицу (клиенту) о возврате финансирования, равного товарному спору (том 1 л.д. 127), не проверил, было ли возвращено на момент рассмотрения данного спора Банку финансирование в части суммы товарного спора.

Учитывая вышеизложенное, судебные акты подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела, суду необходимо изучить и дать оценку условиям договора поставки относительно вопроса возврата товара, в том числе качественного, дать оценку условиям договора факторинга, в том числе полному содержанию его пункта 5.7, установить, с какого момента ответчик был уведомлен об уступке права требования, вправе ли он был возвращать после уведомления об уступке товар поставщику и каким образом возврат товара после совершенной уступки влияет на его обязанность произвести платеж финансовому агенту, проверить размер возникшего денежного обязательства, после чего правильно применив нормы материального и процессуального права, принять законный и обоснованный судебный акт.

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 04 сентября 2014 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18 ноября 2014 года по делу N А40-102858/14 отменить, дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Председательствующий судья

С.В. Волков

Судьи

М.В. Борзыкин
А.А. Дербенев

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Дело NВАС-7587/13 по делу N А40-77804/12-58-736. О пересмотре в порядке надзора судебных актов по делу о признании недействительными договоров факторинга.

Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть вторая » Раздел IV. Отдельные виды обязательств » Глава 43. Финансирование под уступку денежного требования » Статья 828. Недействительность запрета уступки денежного требования » Дело NВАС-7587/13 по делу N А40-77804/12-58-736. О пересмотре в порядке надзора судебных актов по делу о признании недействительными договоров факторинга.

ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 июня 2013 г. N ВАС-7587/13

ОБ ОТКАЗЕ В ПЕРЕДАЧЕ ДЕЛА В ПРЕЗИДИУМ

ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

История рассмотрения дела

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи Харчиковой Н.П., судей Бондаренко С.П., Прониной М.В. рассмотрела в судебном заседании заявление общества с ограниченной ответственностью «ЧИП-Н» (Москва) о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда города Москвы от 19.11.2012 по делу N А40-77804/12-58-736, постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.01.2013 и постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 13.05.2013 по тому же делу

Суд

установил:

решением Арбитражного суда города Москвы от 19.11.2012, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.01.2013 и постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 13.05.2013, в признании недействительными договоров факторинга отказано.

В заявлении о пересмотре названных судебных актов в порядке надзора общество «ЧИП-Н» просит их отменить, ссылаясь на нарушение судами единообразия в толковании и применении норм материального права.

Изучив содержание принятых по делу судебных актов, доводы заявителя, коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации считает, что заявление общества «ЧИП-Н» подлежит отклонению по следующим основаниям.

Как установлено судами, общества «КОМКОР», «НПО «ТЕПЛОВИЗОР», «ТБН энергосервис» (клиенты) заключили с обществом «МОЭК» (финансовым агентом) договоры факторинга от 30.11.2011 N 310-2011, от 28.12.2011 N Д-11-3163, от 01.12.2011, по условиям которых финансовый агент передал клиентам денежные средства под уступку прав требования к обществу «ЧИП-Н» за поставленные товары и выполненные работы по имеющимся между клиентами и указанным обществом договорам субподряда.

Финансовым агентом оказаны услуги субподрядчикам по финансированию, связанному с денежными требованиями, являющимися предметом уступки, что подтверждено соответствующими актами об оказании услуг и платежными документами.

Оспаривая договоры факторинга, истец ссылался на то, что они заключены в нарушение установленного договорами субподряда запрета на уступку прав требования и являются ничтожными как притворные сделки согласно статье 170 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Между тем, в силу пункта 1 статьи 828 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или ограничении.

Названные договоры факторинга не прикрывают договоры купли-продажи права, поскольку по оспариваемым договорам общество «МОЭК» финансировало субподрядчиков с целью выполнения ими работ по устранению недостатков в системе АСКУПЭ ОАО «МОЭК», и воля сторон была направлена на достижение целей, предусмотренных этими сделками. Договоры факторинга сторонами исполнены.

При таких обстоятельствах выводы судов трех инстанций об отсутствии правовых оснований для признания договоров факторинга недействительными обоснованны.

Приведенные в заявлении о пересмотре в порядке надзора доводы свидетельствуют не о нарушении арбитражными судами норм права, а о несогласии заявителя с установленными по делу фактическими обстоятельствами и оценкой судами доказательств, которая не подлежит переоценке в суде надзорной инстанции в силу положений главы 36 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Нарушений норм материального, а также процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного акта, судами не допущено.

В соответствии с частью 4 статьи 299 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определение о передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра оспариваемого судебного акта в порядке надзора может быть вынесено лишь при наличии оснований, предусмотренных частью 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Поскольку названные основания для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отсутствуют, оспариваемые судебные акты не могут быть пересмотрены в порядке надзора.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 299 , 301 , частью 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд

определил:

в передаче дела N А40-77804/12-58-736 Арбитражного суда города Москвы в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора решения суда первой инстанции от 19.11.2012, постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.01.2013 и постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 13.05.2013 по тому же делу отказать.

Решение от 4 апреля 2016 г. по делу № А40-4806/2016

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РЕШЕНИЕ

Дело №А40-200749/15
г. Москва
04 апреля 2016 года
62-187
Резолютивная часть решения оглашена 21 марта 2016 года
Текст решения в полном объеме изготовлен 04 апреля 2016 г.
Арбитражный суд города Москвы в составе
Судьи Жежелевской О.Ю. единолично
при ведении протокола секретарем судебного заседания Надеевым М.В.
рассмотрев в судебном заседании дело
по иску ООО «ГЛОБАЛ ФАКТОРИНГ»
к ООО «Индустрия бизнеса»
о взыскании 240 822 260,01 руб.,
В судебное заседание явились:
от истца: Пахтусов А.С. по доверенности от 17.03.2016
В судебное заседание не явились: представитель ответчика
У С Т А Н О В И Л:

ООО «ГЛОБАЛ ФАКТОРИНГ» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ООО «Индустрия бизнеса» о взыскании задолженности по финансированию в сумме 228 600 000 руб., комиссии за предоставление финансирования в сумме 10 895 221,25 руб., комиссии за факторинговое обслуживание в сумме 459 291,40 руб., фиксированного сбора за обработку комплекта документов 1 062 руб., пени за неуплату в срок комиссии за предоставление финансирования в сумме 74 754,18 руб., пени за неуплату в срок комиссии за сбор и обработку комплекта документов в сумме 18,59 руб., пени за неуплату в срок комиссии за факторинговое обслуживание в сумме 8 037,60 руб., пени за просрочку задолженности по регрессу 783 875 руб.
Представитель ответчика, извещенный надлежащим образом о дате, времени и месте судебного разбирательства, в судебное заседание не явился.
Учитывая надлежащее уведомление сторон о времени и месте проведения предварительного заседания и судебного разбирательства, отсутствие возражений сторон о переходе к рассмотрению дела по существу и препятствующих рассмотрению дела ходатайств, суд в соответствии с пунктом 4 статьи 137 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пунктом 27 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.12.2006 № 65 завершил предварительное судебное заседании и рассмотрел дело в судебном заседании первой инстанции.
Дело рассмотрено в порядке статей 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствии ответчика.
Истец требования поддержал в полном объеме.
Рассмотрев материалы дела, оценив представленные доказательства, выслушав представителя истца, суд считает требования истца обоснованными и подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.
Как следует из материала дела, 26.05.2015 между ООО «НОТА-ФАКТОРИНГ» (Фактор) и ООО «Индустрия бизнеса» (Клиент) заключён Договор о факторинговом обслуживании № 05/15-39ФР (с регрессом), в редакции Дополнительного соглашения № 01 от 21.07.2015.
Согласно п.п. 2.1.- 2.3. Договора факторинга, предметом Договора факторинга является:

— Финансирование Фактором Клиента в счет уступки последним денежных требований к Дебиторам, вытекающих из Контрактов на условиях отсрочки платежа.
— Управление Фактором дебиторской задолженностью Клиента.
— Оказание Фактором Клиенту иных услуг в рамках Договора факторинга.
В течение срока действия договора факторинга любое денежное требование к любом Дебитору, вытекающее из Контракта, считается перешедшим от Клиента Фактору после (п. 3.1. Договора факторинга):
• Получения Дебитором Уведомления об уступке денежных требований к нему Фактору;
• Передачи Фактору документов по Акту приёма-передачи документов по уступленным денежным требованиям (именуемое в дальнейшем — «Акт»), предусмотренных п. 4.1.3. договора факторинга.
Денежные требования, переданные Клиентом Фактору по Акту, принимаются Фактором на факторинговое обслуживание в день подписания Акта (п. 3.2. Договора факторинга) (Приложение № 9, № 18, № 27, № 37, № 44, № 54, № 61, № 68).
Одновременно с уступкой денежных требований, к Фактору переходят также иные права, вытекающие из Контракта, в частности, право применения штрафных санкций к Дебиторам (проценты, пени), права на обеспечение, предоставленные Клиенту, права выгодоприобретателя по возможным страховым требованиям, право на взыскание убытков и другие (п. 3.5. Договора факторинга).
Финансирование Фактором Клиента осуществляется в пределах установленных лимитов в течение 3 (трёх) банковских дней после подписания Акта (п. 3.6. Договора факторинга). При этом оплата финансирования осуществляется по реквизитам Клиента, указанным в Договоре факторинга (п. 3.7. Договора факторинга).
Оплата Дебиторами или Клиентом денежных средств по уступленным Фактору требованиям производиться по реквизитам Фактора, указанным в Уведомлении, Договоре Факторинга или письме Фактора (п. 3.8. Договора факторинга).
Клиент по Договору факторинга взял на себя обязательство надлежащим образом исполнять обязательства по Контрактам, заключённым с Дебиторами, оплачивать услуги Фактора, передавать Фактору документы, обосновывающие уступленное требование (п. 4.1.1., 4.1.7_ 4.1.12 Договора факторинга).
Помимо этого, в соответствии с п. 4.1.2. Договора факторинга. Клиент обязуется нести перед Фактором ответственность:
— За действительность денежного требования, являющегося предметом уступи;
— За неисполнение или ненадлежащее исполнение Дебиторами уступленных Фактору денежных требований в порядке, предусмотренном договором факторинга;
— В случае уступки Фактору денежных требований, по которым у Дебиторов есть встречные требования о зачете к Клиенту.
Фактор, со своей стороны, обязан устанавливать лимиты финансирования (п. 4.3.1. Договора факторинга), финансировать Клиента в рамках установленных лимитов (п. 4.3.2. Договора факторинга), рассчитывать вознаграждение Фактора и предоставлять Клиенту Акты оказанных услуг (п. 4.3.5. Договора факторинга), в случае неоплаты Дебитором в срок уступленного денежного требования сообщить об этом Клиенту (п. 4.3.7. Договора факторинга).
До начала регрессного периода Фактор вправе уведомлять Дебиторов о необходимости оплатить по уступленным требованиям (п. 4.4.3. Договора факторинга).
Клиент уплачивает Фактору вознаграждение за факторинговое обслуживание в порядке, установленном Приложением № 5 к Договору факторинга. Оплата вознаграждения осуществляется Клиентом «10» числа каждого месяца, следующего за расчётным (п. 5.1. Договора факторинга).
Согласно Договору факторинга стоимость платы за факторинговое обслуживание установлена в следующем размере:
1) фиксированный сбор за обработку комплекта документов по каждой поставке в размере 50 рублей;
2) комиссия за факторинговое обслуживание, % от суммы поставки — 0,1%;
3) комиссия за предоставление финансирования (в %), которая начисляется ежедневно с момента выплаты финансирования Фактором Клиенту до дня поступления соответствующих денежных средств на счёт Фактора (Приложения № 3).
Помимо этого договором факторинга установлены следующие размеры лимита, процента финансирования и продолжительности регрессного периода:
— лимит финансирования в размере 110 000 000 руб., с 08.09.2015 – 250 000 000 руб.;
— процент финансирования – 100%;
— продолжительность регрессного периода – 30 календарных дней.
Истцом было осуществлено финансирование ответчика на общую сумму 250 000 000 руб.
Согласно п. 4.3.7. Договора факторинга, в случае неоплаты Дебитором в срок уступленного Денежного требования Фактор обязуется сообщить об этом Клиенту (письменно, устно либо в электронном виде).
Согласно п. 4.4.4. Договора факторинга, в случае неоплаты Дебитором в установленный законом срок денежных требований в течение регрессного периода Фактор вправе проводить комплекс мер по взысканию дебиторской задолженности, которые он считает целесообразными, в соответствии с внутренним правилами и методиками Фактора и с соблюдением норм действующего законодательства.
Согласно п. 7.3. Договора факторинга Клиент в течение 3 (трёх) банковских дней со дня окончания регрессного периода перечисляет Фактору разницу между суммой уступленного денежного требования и суммой фактически полученных Фактором в оплату денежного требования платежей от Дебитора.
Согласно Договора факторинга регрессный период начинается на следующий день после истечения срока оплаты, предусмотренного Контрактом, денежное требование по которому было уступлено.
Согласно п. 6.1. Договора факторинга Клиент несёт ответственность за действительность денежного требования, являющегося предметом уступки, и за достоверность документов, передаваемых в соответствии с Договором факторинга.
В соответствии с п.п. 6.5., 7.1. Договора факторинга, Клиент несёт ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение Дебиторами денежных требований, уступленных Фактору.
Согласно ст. 390 ГК РФ согласование сторонами в договоре факторинга ответственности клиента за неисполнение должником денежного требования означает, что клиент становится поручителем за неисполнение обязательства должником.
Договором факторинга в п. 7.7. установлено, что, ответственность Дебитора за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных требований, вытекающая из Договора факторинга и Контрактов, составляет сумму из следующих слагаемых: остаток задолженности по уступленному денежному требованию, договорная или законная неустойка, а также иные суммы, предусмотренные Контрактами.

Согласно п 6.7. Договора факторинга, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения Клиентом обязательств по уплате денежных средств в порядке и размере, предусмотренными условиями Договора факторинга, Фактор вправе требовать от клиента уплату пени в размере 0,05% от суммы не уплаченных своевременно денежных средств за каждый день просрочки платежа. Пени начисляются со дня, следующего за датой, в которую Клиент обязан осуществить платёж.
Между ООО «Индустрия бизнеса» и ООО «Рельеф» (Дебитор) 24.02.2015 заключён Договор поставки № ПТ-0052/8.
Согласно п. 1.1. и п. 1.2 Договора поставки, предметом договора является поставка строительных материалов, количество и ассортимент товара согласовывается сторонами Договора поставки в подаваемой Покупателем письменной заявке, но фиксируется в накладных и спецификациях (Приложение № 10-17, № 19-26, № 28-36, № 38-43. М 45-53. Лв 55-60, М 62-6′. № 69-77), право собственности на которые переходит к покупателю в момент принятия продукции и подписания товарной накладной по форме ТОРГ-12.
Согласно п. 1.3. и п. 4.1 Договора поставки, покупатель производит оплату товара в рублях РФ, в течение 30 (тридцати) календарных дней со дня поставки путём безналичного перечисления на расчётный счёт продавца на основании счета от Продавца.
В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения Покупателем обязательств по оплате поставленного товара (продукции) Продавец вправе требовать уплаты неустойки в размере 0,01% от цены неоплаченной продукции за каждый день просрочки платежа, но не более 10% такой суммы.
Клиентом 26.05.2015 направлено в адрес Дебитора уведомление об уступке права требования по Договору поставки в пользу Фактора, которое в тот же день было получено Дебитором.
Дополнительным соглашением № 2 от 16.11.2015 Договор факторинга был расторгнут, а права требования к Дебитору были переданы Ответчику с 16.11.2015. Вместе с тем Ответчик взял на себя обязательство по оплате образовавшейся к моменту расторжения задолженности в срок до 17.11.2015.
Фактор в адрес Дебитора 30.12.2015 направил посредством почтового отправления Уведомление о расторжении Договора факторинга.
По настоящее время задолженность Ответчика не погашена и составляет 240 822 260,01 руб., а именно:
— задолженность по финансированию в сумме 228 600 ООО руб.;
— задолженность по комиссиям в сумме 11 355 574,65 руб.
— комиссия за предоставления финансирования в сумме 10 895 221,25 руб.;
— комиссия за факторинговое обслуживание в сумме 459 291,40 руб.;
— фиксированный сбор за обработку комплекта документов в сумме 1 062,00 руб.
— пени за неуплату в срок комиссии за предоставление финансирования в сумме 74 754,18 руб.;
— пени за неуплату в срок комиссии за сбор и обработку комплекта документов в сумме 18,59 руб.
— пени за неуплату в срок комиссии за факторинговое обслуживание в сумме 8 037, 60 руб.
— пени за просрочку задолженности по регрессу в сумме 783 875 руб.
Фактор 16.12.2015 посредством почтового отправления Почты России направил в адрес Ответчика требование о погашении задолженности по Договору факторинга в срок до 25.12.2015 (исх. № 161 от 16.12.2015г. почтовая квитанция № 12705593237103).

Данное почтовое отправление вручено Ответчику 22.12.2015.
Общим собранием участников Фактора 02.12.2015 принято решение о изменении наименования Фактора на Общество с ограниченной ответственностью «ГЛОБАЛ ФАКТОРИНГ, о чём 08.12.2015 в единый государственный реестр юридических лиц внесена соответствующая запись № 2157748944384.
Фактор 16.12.2015 сообщил Ответчику об изменении своего наименования и предоставил сведения о действительных платёжных реквизитах Фактора (исх. № 162 от 16.12.2015г. почтовая квитанция № 12705593237103) Данное почтовое отправление вручено Ответчику 22.12.2015.
Согласно ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются (ст. 310 ГК РФ).
При этом не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом) (ч. 1 ст. 10 ГК РФ).
По договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передаёт или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счёт денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование (ст. 824 ГК РФ). Однако в качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать коммерческие организации (ст. 825 ГК РФ).
Предметом уступки, под которую предоставляется финансирование, может быть как денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование), так и право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование). Денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование — не позднее чем в момент его возникновения (ст. 826 ГК РФ).
Если договором финансирования под уступку денежного требования не предусмотрено иное, клиент несёт перед финансовым агентом ответственность за действительность денежного требования, являющегося предметом уступки. Денежное требование, являющееся предметом уступки, признается действительным, если клиент обладает правом на передачу денежного требования и в момент уступки этого требования ему не известны обстоятельства, вследствие которых должник вправе его не исполнять. Клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки, в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению, если иное не предусмотрено договором между клиентом и финансовым агентом (ст. 827 ГК РФ).
Должник обязан произвести платёж финансовому агенту при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведён платёж (ст. 830 ГК РФ).
Если по условиям договора финансирования под уступку денежного требования финансирование клиента осуществляется путём покупки у него этого требования финансовым агентом, последний приобретает право на все суммы, которые он получит от должника во исполнение требования, а клиент не несёт ответственности перед финансовым агентом за то, что полученные им суммы оказались меньше цены, за которую агент приобрёл требование (ст. 851 ГК РФ).
Соглашением сторон в виду не исполнения или не надлежащего исполнения одной из сторон договорных обязательств может быть установлена неустойка в порядке ст.ст. 330-331 ГК РФ.
Так, неустойкой (штрафом, пеней) признается определённая законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков (ст. 330 ГК РФ). Соглашение о неустойке должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства. Несоблюдение письменной формы влечёт недействительность соглашения о неустойке (ст. 331 ГК РФ).
В соответствии со ст. 110 АПК РФ суд относит на ответчика расходы истца по госпошлине.
Учитывая ст. ст. 8, 12, 307-310, 395, 824-827, 830, 831, 851 ГК РФ, руководствуясь ст. ст. 4, 29, 67, 68, 71, 75, 101, 106, 110, 123, 156, 167- 182, 319 АПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «ИНДУСТРИЯ БИЗНЕСА» (ОГРН 5147746210079, адрес: 125080, г. Москва, Волоколамское шоссе, д. 1, корп.1, офис 5, пом. VI, ком. 30 Б) в пользу Общества с ограниченной ответственностью «ГЛОБАЛ ФАКТОРИНГ» (ОГРН 1097746569030, адрес: 127015, г. Москва, ул. Правды, д. 23) 240 822 260 (двести сорок миллионов восемьсот двадцать две тысячи двести шестьдесят) руб. 00 коп., в том числе 228 600 000 (двести двадцать восемь миллионов шестьсот тысяч) руб. 00 коп. задолженности по финансированию, 10 895 221 (десять миллионов восемьсот девяносто пять тысяч двести двадцать два) руб. 40 коп. комиссии за предоставление финансирования, 459 291 (четыреста пятьдесят девять тысяч двести девяносто один) руб. 40 коп. комиссии за факторинговое обслуживание, 1 062 (одна тысяча шестьдесят два) руб. 00 коп. фиксированный сбор за обработку комплекта документов, 74 754 (семьдесят четыре тысячи семьсот пятьдесят четыре) руб. 18 коп. пени за неуплату в срок комиссии за предоставление финансирования, 18 (восемнадцать) руб. 59 коп. пени за неуплату в срок комиссии за сбор и обработку комплекта документов, 8 037 (восемь тысяч тридцать семь) руб. 60 коп. пени за неуплату в срок комиссии за факторинговое обслуживание, 783 875 (семьсот восемьдесят три тысячи восемьсот семьдесят пять) руб. 00 коп. пени за просрочку задолженности по регрессу, а также 200 000 (двести тысяч) руб. 00 коп. расходов по оплате госпошлины.
Решение может быть обжаловано в месячный срок с даты его принятия в Девятый арбитражный апелляционный суд.
Судья О.Ю. Жежелевская

Суд:

АС города Москвы

Истцы:

ООО ГЛОБАЛ ФАКТОРИНГ

Ответчики:

ООО Индустрия бизнеса

Судебная практика по:

Злоупотребление правом
Судебная практика по применению нормы ст. 10 ГК РФ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *