Товарный знак сходный до степени смешения

Дело NС01-474/2017 по делу N А07-1703/2016. О защите исключительного права на фирменное наименование.

Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть четвертая » Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации » Глава 76. Права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий » § 1. Право на фирменное наименование » Статья 1474. Исключительное право на фирменное наименование » Дело NС01-474/2017 по делу N А07-1703/2016. О защите исключительного права на фирменное наименование.

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 21 июля 2017 г. по делу N А07-1703/2016

История рассмотрения дела

Резолютивная часть постановления объявлена 18 июля 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 21 июля 2017 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе председательствующего судьи Рассомагиной Н.Л., судей Булгакова Д.А., Лапшиной И.В. рассмотрел в открытом судебном заседании (12-18 июля 2017 года) кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Уральский региональный центр экономики и ценообразования в строительстве» (ул. Мамина-Сибиряка, д. 111, оф. 403, г. Екатеринбург, 620075, ОГРН 1026604950151) на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 10.02.2017 по делу N А07-1703/2016 (судья Шамсутдинов Э.Р.) и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.04.2017 по тому же делу (судьи Костин В.Ю., Малышева И.А., Плаксина Н.Г.) по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью «Уральский региональный центр экономики и ценообразования в строительстве» к обществу с ограниченной ответственностью «Региональный центр ценообразования в строительстве по Республике Башкортостан» (ул. Рабкоров, д. 2, г. Уфа, Республика Башкортостан, 450106, ОГРН 1090280003967) о защите исключительного права на фирменное наименование.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью «Региональный центр ценообразования в строительстве» (ул. Высотная, д. 12/1, г. Уфа, Республика Башкортостан, 450103, ОГРН 1150280016105).

Лица, участвующие в деле, извещенные надлежащим образом о времени и месте проведения судебного заседания суда кассационной инстанции, явку своих представителей не обеспечили.

Суд по интеллектуальным правам

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Уральский региональный центр экономики и ценообразования в строительстве» (далее — Общество 1) обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Региональный центр ценообразования в строительстве по Республике Башкортостан» (далее — Общество 2) об обязании ответчика прекратить использование полного фирменного наименования в части словосочетаний «региональный центр ценообразования в строительстве», сходного до степени смешения с фирменным наименованием истца в указанной части при осуществлении видов деятельности по кодам ОКВЭД: 74.20 ; 22.11 ; 51.47 ; 70.20 ; 74.14 ; 74.84 , аналогичных видам деятельности истца; прекратить использование полного фирменного наименования истца в части слов «региональный центр ценообразования в строительстве» путем их указания на документации, сопровождающейся оказанием услуг (указания на вывесках, бланках, в счетах, счетах-фактурах, договорах, в актах и иной финансовой, хозяйственной, официальной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах, услугах, упаковках, в сети интернет) в отношении товаров и услуг, аналогичным видам деятельности истца; о взыскании компенсации за нарушение исключительного права в размере 500 000 рублей; об обязании в пятидневной срок со дня вступления решения в законную силу, внести изменения в учредительные документы, исключив из полного наименования слова: «региональный центр ценообразования в строительстве», и об обязании в тот же срок зарегистрировать изменения в установленном законом порядке (с учетом принятых судом уточнений исковых требований в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью «Региональный центр ценообразования в строительстве».

Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 10.02.2017 в удовлетворении исковых требований отказано в полном объеме.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.04.2017 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, Общество 1 обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, нарушение судами норм материального и процессуального права, просит названные судебные акты отменить и направить дело на новое рассмотрение.

В обоснование кассационной жалобы Общество 1 ссылается на то, что суды первой и апелляционной инстанций не полностью выяснили обстоятельства, имеющие значение для дела. Так, по мнению Общества 1, исключительное право на спорное словосочетание не может принадлежать Обществу 2, которое нарушает положения статьи 1474 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), и должно прекратить использование своего полного фирменного наименования и возместить убытки Обществу 1, которое было включено в Единый государственный реестр юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) ранее Общества 2.

КонсультантПлюс: примечание.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» имеет дату 26.03.2009, а не 29.03.2009.

Как полагает заявитель кассационной жалобы, суд первой инстанции не применил закон, подлежащий применению, и применил закон, не подлежащий применению, а именно суд не принял во внимание как положения статьи 1229 ГК РФ о том, что исключительное право на фирменное наименование может принадлежать только одному лицу, так и разъяснения, изложенные в пункте 59 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 5 и Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 29 от 29.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление N 5/29).

При этом Общество 1 считает, что сравниваемые обозначения, входящие в состав фирменных наименований истца и ответчика, сходны до степени смешения и могут ввести в заблуждение потребителей и (или) контрагентов, что затрудняет индивидуализацию истца и ответчика при участии в хозяйственном обороте и осуществлении ими аналогичных видов хозяйственной деятельности.

Общество 1 отметило, что им был доказан факт нарушения ответчиком его исключительного права на средство индивидуализации, в связи с чем выводы судов об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований являются неправомерными и не соответствующими фактическим обстоятельствам дела.

Общество 2 и третье лицо отзывы на кассационную жалобу в суд не представили.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте проведения судебного заседания 12.07.2017, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru , в суд кассационной инстанции своих представителей не направили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в отсутствие их представителей.

В порядке, предусмотренном статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в судебном заседании 12.07.2017 Судом по интеллектуальным правам был объявлен перерыв до 10 часов 00 минут 18.07.2017.

Информация о перерыве размещена на официальном сайте суда в сети «Интернет».

В судебное заседание после перерыва лица, участвующие в деле, также явку своих представителей не обеспечили.

Вместе с тем 17.07.2017 от Общества 1 через систему «Мой арбитр» в суд поступило ходатайство об отложении рассмотрения кассационной жалобы на другую дату в связи с отсутствием возможности обеспечить явку своего представителя по причине его болезни.

Рассмотрев в судебном заседании ходатайство Общества 1 об отложении судебного заседания суда кассационной инстанции, коллегия судей пришла к следующим выводам.

Согласно части 3 статьи 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в случае, если лицо, участвующее в деле и извещенное надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, заявило ходатайство об отложении судебного разбирательства с обоснованием причины неявки в судебное заседание, арбитражный суд может отложить судебное разбирательство, если признает причины неявки уважительными.

Так, из смысла части 3 статьи 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует, что отложение судебного разбирательства по ходатайству лица, извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, является правом, а не обязанностью суда.

Вместе с тем изложенная в ходатайстве Обществом 1 причина для отложения судебного заседания суда кассационной инстанции — болезнь представителя не была подтверждена Обществом 1 документально.

При изложенных обстоятельствах суд не усматривает уважительных причин для удовлетворения ходатайства Общества 1 об отложении судебного заседания суда кассационной инстанции.

Законность обжалуемых судебных актов проверена судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 , 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, то есть исходя из доводов кассационной жалобы, а также на предмет наличия безусловных оснований для отмены судебного акта, установленных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установлено судами, истец зарегистрирован в ЕГРЮЛ 29.04.1994. Полное фирменное наименование истца — общество с ограниченной ответственностью «Уральский региональный центр экономики и ценообразования в строительстве», сокращенное фирменное наименование — ООО «Уралэкономцентр». Согласно выписке из ЕГРЮЛ, основным видом его деятельности является деятельность по коду ОКВЭД 74.20.1 , дополнительными — 22.11 ; 51.47.21 ; 52.47.1 ; 70.20 ; 70.31 ; 74.11 ; 74.14 ; 74.8 ; 74.84 .

Истец, полагая, что фирменное наименование ответчика сходно до степени смешения с фирменным наименованием истца, что нарушает его исключительное право на указанное средство индивидуализации, а также, что оба общества осуществляют однородные виды деятельности, обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 54 , 1229 , 1252 , 1473 , 1474 , 1476 ГК РФ и принимая во внимание разъяснения, изложенные в Постановлении N 5/29, исходили из установленного отсутствия нарушения исключительного права, в защиту которого предъявлен иск.

Суды указали, что в рассматриваемом случае словосочетание «региональный центр ценообразования в строительстве» представляет собой указание на характер и род деятельности.

При этом суды отметили то обстоятельство, что словосочетание «региональный центр ценообразования в строительстве» является общепринятым термином, содержится в нормативных правовых актах федерального и регионального уровня, в связи с чем оно не может быть не может подлежать защите, предусмотренной положениями статей 1474 и 1475 ГК РФ.

Суды установили, что юридические лица, наименования которых содержат словосочетание «региональный центр ценообразования в строительстве», зарегистрированы и действуют во многих субъектах Российской Федерации.

Также суды признали отсутствующим сходство до степени смешения сравниваемых фирменных наименований.

Дополнительно суды указали, что хотя оба общества осуществляют аналогичную деятельность в сфере ценообразования в строительстве, эта деятельность осуществляется на территории разных регионов, в связи с чем потребители не могут быть введены в заблуждение в отношении лица, оказывающего соответствующие услуги.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства судом кассационной инстанции на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверено соблюдение судами первой и апелляционной инстанций норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявлено.

Суд по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения кассационной жалобы в силу следующего.

Согласно пункту 1 статьи 1473 ГК РФ юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, которое определяется в его учредительных документах и включается в единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица.

В силу пункта 1 статьи 1475 ГК РФ на территории Российской Федерации действует исключительное право на фирменное наименование, включенное в единый государственный реестр юридических лиц.

Пунктом 1 статьи 1474 ГК РФ предусмотрено, что юридическому лицу принадлежит исключительное право использования своего фирменного наименования в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом (исключительное право на фирменное наименование), в том числе путем его указания на вывесках, бланках, в счетах и иной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах или их упаковках, в сети «Интернет».

Не допускается использование юридическим лицом фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию другого юридического лица или сходного с ним до степени смешения, если указанные юридические лица осуществляют аналогичную деятельность и фирменное наименование второго юридического лица было включено в единый государственный реестр юридических лиц ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица (пункт 3 этой же статьи) .

В силу пункта 4 статьи 1474 ГК РФ юридическое лицо, нарушившее правила пункта 3 настоящей статьи , по требованию правообладателя обязано по своему выбору прекратить использование фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию правообладателя или сходного с ним до степени смешения, в отношении видов деятельности, аналогичных видам деятельности, осуществляемым правообладателем, или изменить свое фирменное наименование, а также обязано возместить правообладателю причиненные убытки.

Вместе с тем в соответствии с пунктом 2 статьи 1473 ГК РФ фирменное наименование юридического лица должно содержать указание на его организационно-правовую форму и собственно наименование юридического лица, которое не может состоять только из слов, обозначающих род деятельности.

На законодательном уровне не установлено обязанности для всех без исключения юридических лиц включать в фирменное наименование словесные элементы, указывающие на род деятельности юридического лица. Такая обязанность установлена только для юридических лиц, осуществляющих свою деятельность в определенных сферах, в частности, в банковской сфере ( статья 7 Федерального закона Российской Федерации от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности»), в сфере страхования ( пункт 3 статьи 4.1 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 N 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации»).

Вместе с тем, как при наличии так и при отсутствии обязанности включения в фирменное наименование словесных элементов, указывающих на род деятельности юридического лица, названные элементы не могут сами по себе осуществлять индивидуализирующую функцию в отношении конкретного юридического лица.

Кроме того, словесные элементы, указывающие на род деятельности юридического лица, не могут быть предметом правовой охраны в силу предоставления возможности их использования всеми юридическими лицами, осуществляющими деятельность соответствующего рода.

При этом судебная коллегия считает, что к настоящим правоотношениям применимы положения ГК РФ, регулирующие порядок использования товарных знаков с неохраняемыми элементами в силу сходства рассматриваемых правоотношений и отсутствия их прямого урегулирования законодательством ( пункт 1 статьи 6 ГК РФ).

Проанализировав представленные в материалы дела документы, в том числе постановление Государственного комитета Российской Федерации по строительству и жилищно-коммунальному комплексу от 05.03.2004 N 15/1 «Об утверждении и введении в действие методики определения стоимости строительной продукции на территории Российской Федерации», от 28.02.2001 N 15 «Об утверждении методических рекомендаций по определению величины сметной прибыли в строительстве», Методические рекомендации по формированию и использованию укрупненных показателей базисной стоимости (УПБС) строительства зданий и сооружений производственного назначения, утвержденные письмом Госстроя Российской Федерации от 29.12.1993 N 12-347, суды пришли к правильному выводу о том, что словесные элементы «региональный центр по ценообразованию в строительстве» указывают на род деятельности юридических лиц, которые осуществляют деятельность в соответствующей сфере: собирают информацию о стоимости построенных, запроектированных, намечаемых к строительству производственных объектов; создают банки данных укрупненных показателей базисной стоимости строительства; содействуют регистрации данных по вновь разработанным укрупненным показателям объектов отраслей промышленности; способствуют распространению информации о наличии разработанных укрупненных показателей;

осуществляют сбор данных о потребности в разработке укрупненных показателей; могут самостоятельно разрабатывать сметные цены на местные и привозные материалы с учетом конкретных условий строительства и реально сложившихся транспортных схем доставки материалов, изделий и конструкций.

Таким образом, словесные элементы «региональный центр по ценообразованию в строительстве», хотя и входят в состав фирменного наименования юридических лиц, осуществляющих деятельность в соответствующей сфере, не могут являться охраняемыми элементами фирменного наименования и не могут придать этому наименованию различительной (индивидуализирующей) способности.

Соответственно, использование таких элементов обществом, зарегистрированным позднее, не может нарушать прав на фирменное наименование общества, зарегистрированного ранее.

С учетом изложенного судебная коллегия считает, что суды пришли к правильному выводу об отсутствии нарушения Обществом 2 исключительного права Общества 1 на фирменное наименование.

Судебная коллегия отклоняет иные доводы заявителя кассационной жалобы как не влияющие на вывод об отсутствии оснований для защиты используемых в фирменном наименовании словесных элементов, указывающих на род деятельности юридического лица.

Так, действительно, исключительное право на фирменное наименование действует на всей территории Российской Федерации, использование такого наименования не может определяться преимущественным регионом деятельности юридического лица, поскольку юридическое лицо вправе иметь филиалы и удаленные обособленные подразделения, действующие в регионе, отличном от основного места регистрации.

При таких обстоятельствах ссылка судов на осуществление истцом и ответчиком деятельности в различных регионах не является достаточно обоснованной, однако этот вывод не привел в настоящем случае к принятию неправильных по существу судебных актов, поскольку те словесные элементы, действия на защиту которых осуществляет истец в настоящем судебном процессе, не могут быть признаны охраняемыми как указывающие на род деятельности юридического лица.

Обжалуемые судебные акты отмене не подлежат. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 288 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 10.02.2017 по делу по делу N А07-1703/2016 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.04.2017 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Уральский региональный центр экономики и ценообразования в строительстве» — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Статья 1473 ГК РФ. Фирменное наименование

1. Юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, которое определяется в его учредительных документах и включается в единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица.

2. Фирменное наименование юридического лица должно содержать указание на его организационно-правовую форму и собственно наименование юридического лица, которое не может состоять только из слов, обозначающих род деятельности.

3. Юридическое лицо должно иметь одно полное фирменное наименование и вправе иметь одно сокращенное фирменное наименование на русском языке. Юридическое лицо вправе иметь также одно полное фирменное наименование и (или) одно сокращенное фирменное наименование на любом языке народов Российской Федерации и (или) иностранном языке.

Фирменное наименование юридического лица на русском языке и языках народов Российской Федерации может содержать иноязычные заимствования в русской транскрипции или соответственно в транскрипциях языков народов Российской Федерации, за исключением терминов и аббревиатур, отражающих организационно-правовую форму юридического лица.

4. В фирменное наименование юридического лица не могут включаться:

1) полные или сокращенные официальные наименования иностранных государств, а также слова, производные от таких наименований;

2) полные или сокращенные официальные наименования федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления;

3) утратил силу с 1 октября 2014 года. — Федеральный закон от 12.03.2014 N 35-ФЗ;

4) полные или сокращенные наименования общественных объединений;

5) обозначения, противоречащие общественным интересам, а также принципам гуманности и морали.

Фирменное наименование государственного унитарного предприятия может содержать указание на принадлежность такого предприятия соответственно Российской Федерации и субъекту Российской Федерации.

Включение в фирменное наименование юридического лица официального наименования Российская Федерация или Россия, а также слов, производных от этого наименования, допускается по разрешению, выдаваемому в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

В случае отзыва разрешения на включение в фирменное наименование юридического лица официального наименования Российская Федерация или Россия, а также слов, производных от этого наименования, юридическое лицо в течение трех месяцев обязано внести соответствующие изменения в свои учредительные документы.

5. Если фирменное наименование юридического лица не соответствует требованиям статьи 1231.1 настоящего Кодекса, пунктов 3 и 4 настоящей статьи, орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, вправе предъявить такому юридическому лицу иск о понуждении к изменению фирменного наименования. Положения пункта 3 статьи 61 настоящего Кодекса в этом случае не применяются.

См. все связанные документы >>>

1. Из содержания п. 1 комментируемой статьи следует, что фирменное наименование — обязательный атрибут юридического лица, являющегося коммерческой организацией. Никакой иной субъект гражданских правоотношений, в т.ч. индивидуальный предприниматель, субъектом права на фирменное наименование быть не может .

В соответствии со ст. 17 Вводного закона к ч. 4 ГК с 1 января 2008 г. действует измененная редакция п. 4 ст. 54 ГК. Содержание этой нормы следующее: «Юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, должно иметь фирменное наименование.

Требования к фирменному наименованию устанавливаются настоящим Кодексом и другими законами. Права на фирменное наименование определяются в соответствии с правилами раздела VII настоящего Кодекса».

2. Этот же первый пункт определяет порядок предоставления правовой охраны фирменному наименованию. Сводится он к следующему. Юридическое лицо определяет, какое именно обозначение наилучшим образом будет его индивидуализировать, фиксирует его в своих учредительных документах и представляет эти документы на регистрацию в уполномоченный орган. Фирменное наименование вносится как одно из сведений, относящихся к юридическому лицу, в Единый государственный реестр юридических лиц. Внесение фирменного наименования в этот реестр осуществляется при регистрации юридического лица, но не до такой регистрации. Ведения какого-то специального, отдельного реестра фирменных наименований не предполагается. Из положений ГК возможность его создания не прослеживается. Устанавливаемый комментируемой нормой порядок предоставления правовой охраны фирменным наименованиям полностью соответствует требованиям Парижской конвенции по охране промышленной собственности.

3. Пункт 2 комментируемой статьи содержит общее требование к содержанию фирменного наименования. Этим установлением вносится определенность в понимание структуры фирменного наименования, снимается вопрос о том, из каких частей оно состоит, и т.д.

Комментируемое положение содержит еще одно требование, которому должно соответствовать любое фирменное наименование, а именно входящее в фирменное наименование собственно наименование юридического лица (т.е. его различительный элемент) не должно обозначать только род деятельности юридического лица, например «финансовая компания», «строительный трест», «кирпичный завод» и т.д.

4. Пункт 3 комментируемой статьи указывает на возможность в определенном смысле расширить объем исключительного права на фирменное наименование. Юридическое лицо может не ограничиваться получением правовой охраны только для полного фирменного наименования. Юридическое лицо одновременно с полным может иметь (это его право, но не обязанность) и сокращенное фирменное наименование. При этом комментируемая норма не вводит каких-либо ограничений относительно различных частей фирменного наименования; иными словами, можно говорить о сокращении указания организационно-правовой формы и о сокращении собственно наименования юридического лица.

К числу упомянутых в статье терминов и аббревиатур, заимствованных из иностранных языков, следует отнести слова «company», «limited» и сокращения типа «Ltd».

5. Положения п. 4 комментируемой статьи, по аналогии с некоторыми правилами, относящимися к товарным знакам, определяют те виды обозначений, которые не могут включаться в фирменные наименования или охраняться в качестве фирменных наименований. В их числе — обозначения, указанные в подп. 3 и 5 п. 4. Иные виды обозначений определены только применительно к фирменным наименованиям.

Из установленного общего правила имеются некоторые исключения. Так, название нашего государства или название субъекта Федерации может быть включено в некоторые фирменные наименования, но при этом должен быть соблюден ряд условий, установленных комментируемой статьей. В одном случае речь идет о фирменных наименованиях государственных унитарных предприятий и, соответственно, об использовании словосочетания «Российская Федерация» или названия субъекта Российской Федерации, в другом — о фирменных наименованиях акционерных обществ. Следует также иметь в виду содержащееся в комментируемой норме указание на дополнительное регулирование этого вопроса на законодательном уровне.

Обозначения, указанные в подп. 1 — 4 статьи, не нуждаются в особых комментариях. Вместе с тем представляется необходимым рассмотреть, какие обозначения могут быть отнесены к указанным в подп. 5. К ним могут быть отнесены слова и словосочетания, оскорбляющие человеческое достоинство, разжигающие межнациональную рознь, представляющие собой антигосударственные лозунги, носящие антигуманный характер обозначения и т.д.

«Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая)» N 230-ФЗ (Список изменяющих документов).
Статья 1473. Фирменное наименование

1. Юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, которое определяется в его учредительных документах и включается в единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица.

2. Фирменное наименование юридического лица должно содержать указание на его организационно-правовую форму и собственно наименование юридического лица, которое не может состоять только из слов, обозначающих род деятельности.

3. Юридическое лицо должно иметь одно полное фирменное наименование и вправе иметь одно сокращенное фирменное наименование на русском языке. Юридическое лицо вправе иметь также одно полное фирменное наименование и (или) одно сокращенное фирменное наименование на любом языке народов Российской Федерации и (или) иностранном языке (в ред. Федерального закона от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2014, N 11, ст. 1100).

Фирменное наименование юридического лица на русском языке и языках народов Российской Федерации может содержать иноязычные заимствования в русской транскрипции или соответственно в транскрипциях языков народов Российской Федерации, за исключением терминов и аббревиатур, отражающих организационно-правовую форму юридического лица.

4. В фирменное наименование юридического лица не могут включаться:

1) полные или сокращенные официальные наименования иностранных государств, а также слова, производные от таких наименований (в ред. Федерального закона от 8 ноября 2008 г. N 201-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2008, N 45, ст. 5147);

2) полные или сокращенные официальные наименования федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления;

3) (Подпункт 3 утратил силу на основании Федерального закона от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2014, N 11, ст. 1100)

4) полные или сокращенные наименования общественных объединений;

5) обозначения, противоречащие общественным интересам, а также принципам гуманности и морали.

Фирменное наименование государственного унитарного предприятия может содержать указание на принадлежность такого предприятия соответственно Российской Федерации и субъекту Российской Федерации.

Включение в фирменное наименование юридического лица официального наименования Российская Федерация или Россия, а также слов, производных от этого наименования, допускается по разрешению, выдаваемому в порядке, установленном Правительством Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 8 ноября 2008 г. N 201-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2008, N 45, ст. 5147).

В случае отзыва разрешения на включение в фирменное наименование юридического лица официального наименования Российская Федерация или Россия, а также слов, производных от этого наименования, юридическое лицо в течение трех месяцев обязано внести соответствующие изменения в свои учредительные документы (в ред. Федерального закона от 8 ноября 2008 г. N 201-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2008, N 45, ст. 5147).

5. Если фирменное наименование юридического лица не соответствует требованиям статьи 1231-1 настоящего Кодекса, пунктов 3 и 4 настоящей статьи, орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, вправе предъявить такому юридическому лицу иск о понуждении к изменению фирменного наименования. Положения пункта 3 статьи 61 настоящего Кодекса в этом случае не применяются (в ред. Федерального закона от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2014, N 11, ст. 1100; Федерального закона от 23 мая 2018 г. N 116-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2018, N , ст. ).

Вернуться к содержанию документа

Будет ли ввоз на территорию РФ товара, маркированного товарным знаком и приобретенного за рубежом для собственных нужд предпринимателя, считаться нарушением исключительного права лица, которому принадлежит исключительное право на данный товарный знак? Объясняют эксперты службы Правового консалтинга ГАРАНТ Ольга Ефимова и Алексей Александров.

Будет ли нарушена статья 1487 ГК РФ в ситуациях, когда гражданин ввозит на территорию РФ товар, произведенный и маркированный правообладателем товарного знака на территории иностранного государства, приобретенный гражданином для личных, семейных, домашних и иных не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности нужд, или когда юридическое лицо (индивидуальный предприниматель) ввозит товар, маркированный и произведенный правообладателем на территории иностранного государства, приобретенный юридическим лицом (индивидуальным предпринимателем) для собственных нужд?

Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными ГК РФ), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную ГК РФ, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается ГК РФ (п. 1 ст. 1229 ГК РФ).

Согласно ст. 1487 ГК РФ не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории РФ непосредственно правообладателем или с его согласия. Однако введение товара, произведенного за пределами РФ, в оборот на территории РФ невозможно без ввоза такого товара на территорию России.

В соответствии с пп. 1 п. 2 ст. 1484 ГК РФ исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации.

Целью создания товарного знака и его последующей охраны является, прежде всего, защита экономических интересов правообладателя, то есть получение им прибыли от использования товарного знака, поэтому именно правообладатель или уполномоченные им лицам имеют право на введение товаров в гражданский оборот. Введение товара в оборот не правообладателем или уполномоченными им лицами лишает правообладателя такой прибыли. Исходя из этого, под использованием товарного знака в пп. 1 п. 2 ст. 1484 ГК РФ подразумевается ввоз товара, маркированного товарным знаком, именно для целей ввода в гражданский оборот, поскольку без введения в гражданский оборот сам по себе ввоз к нарушению прав правообладателя не ведет. Соответственно, ввоз на территорию РФ некого имущества, маркированного товарным знаком и приобретенным за пределами РФ, для собственных нужд физического лица или юридического лица, ввозящего товар, использованием в смысле пп. 1 п. 2 ст. 1484 ГК РФ не является. Собственник данного имущества извлекает пользу от использования имущества как такового, но не от использования товарного знака.

В связи с этим мы полагаем, что ввоз на территорию Российской Федерации товара, маркированного товарным знаком и приобретенного за пределами Российской Федерации, для собственных нужд приобретателя товара, то есть без целей введения таких товаров в гражданский оборот на территории РФ, не может рассматриваться как нарушение исключительного права лица, которому принадлежит исключительное право на соответствующий товарный знак.

Данный вывод, подтверждается также п. 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17.02.2011 N 11 «О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях». Пленум указал в нем, что статья ст. 14.10 КоАП РФ, устанавливающая административную ответственность за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, охватывает в числе прочих такие нарушения, как введение товара, на котором (а равно на этикетках, упаковке, документации которого) содержится незаконное воспроизведение средства индивидуализации, в гражданский оборот на территории РФ, а также ввоз на территорию РФ такого товара с целью его введения в гражданский оборот на территории РФ. С учетом ст. 1484 ГК РФ такие действия, как приобретение товара, содержащего незаконное воспроизведение товарного знака, независимо от цели приобретения, а равно хранение или перевозка такого товара без цели введения в гражданский оборот на территории Российской Федерации, не образуют состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 14.10 КоАП РФ (смотрите также постановления Пятого арбитражного апелляционного суда от 01.08.2013 N 05АП-786, постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.11.2012 N 16АП-2840/12).

Дополнительно отметим, что в п. 33 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26.03.2009 N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» также был сделан вывод, что ни пп. 4 п. 2 ст. 1270 ГК РФ (устанавливающий, что импорт оригинала или экземпляров произведения в целях распространения относятся к способам использования произведения), ни статья 1272 ГК РФ (устанавливающая принцип исчерпания прав на произведение) не препятствуют импорту оригинала или экземпляров произведения не для целей распространения.

С текстами документов, упомянутых в ответе экспертов, можно ознакомиться в справочной правовой системе ГАРАНТ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *